СТРУКТУРА СЛОВАРНОЙ СТАТЬИ

ЗАГЛАВНОЕ СЛОВО, ГРАММАТИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ, ТОЛКОВАНИЕ

Единицами словаря могут быть практически все знаменательные части речи — существительные, глаголы, прилагательные, числительные, наречия. Количество словосочетаний — отдельных словарных входов — предполагается минимальным. В большинстве случаев словосочетания будут иметь отсылки к словарной статье семантически главного слова словосочетания. Отдельные словарные статьи будут иметь двандва типа хлеб-соль, гуси-лебеди, злато-серебро и т.д.

Заглавное слово. В качестве заглавного слова берется вариант, наиболее частый в рассматриваемом массиве текстов. Все остальные варианты, фонетические и морфологические, помещаются рядом с заглавным словом, например СТОРОНА, сторонка, сторонушка; ЛАВКА, лавочка, лавица. Варианты могут образовывать самостоятельные словарные статьи, если имеют специфическую сочетаемость.

Интересно распределение по жанрам стилистических вариантов слова. Так, слова голова и глава и в причитаниях, и в духовных стихах обозначают прежде всего часть тела. При этом в стилистически однородных причитаниях слово голова и его морфологические варианты головка, головонька, головушка встречаются гораздо чаще, чем глава. Голова и глава могут сосуществовать в одном тексте:

Тяжела-то моя буйная голова,
Да на моей-то буйной главе
Сидит воля-то вольная...

В духовных стихах употребление варианта определяется общей стилистической ориентацией всего текста или какого-либо его фрагмента. Вариант глава, как правило, коррелирует с употреблением церковнославянских форм, например аориста:

1. Власы с главы спадоша [В. 191]
2. Тернов венец на главу возложихом [В. 151].
3. Главами своими покиваша [В. 157].

Форма голова, часто с эпитетом буйная, встречается в текстах духовных стихов фольклорного стиля:

1. Он повесил свою голову ниже плеч своих могучих [В. 102].
2. Ох ты меч, ты секи буйну голову
У того Кудреяна Кудреянища [В. 99].

Грамматическая информация. Она включает прежде всего указание на число, если слово употребляется только в единственном или только во множественном числе, и указание на падежные формы, если они отличаются от литературных. Тем самым фиксируется информация как о диалектных формах, так и о специфически фольклорных. Например, в песнях слово камень с эпитетом бел-горюч употребляется только в ед. числе, но с другими прилагательными оно употребляется и в единственном, и во множественном числе, причем обычная форма мн. числа в песнях — каменья:

По бережку красна девица гуляла,
Самоцветные каменья собирала.
Не во всяком камешке есть искра,
Не во всяком молодце есть правда.

Слово камень в песнях и причитаниях имеет по крайней мере два значения, и мн. число соотносимо только с одним их них. Следует давать две словарные статьи:. на слова камень 1 и камень 2.

В грамматическую информацию включается также модель управления для тех слов, которых нет в литературном языке или у которых модель управления отличается от модели управления совпадающего слова литературного языка. Так, глагол изменить в текстах частушек требует не дательного, а родительного падежа:

Меня милый изменил,
Я и не потужила.

Глаголы обкушать, обтоптать, обносить требуют заполнения объекта в вин. и твор. падеже:

Иль хлебами вас обкушала,
Башмаками вас обтоптала,
Цветным платьем вас обносила?

В текстах духовных стихов многие глаголы также имеют нестандартную модель управления. Как и в Толково-комбинаторном словаре [1984], в ней следует различать семантические и синтаксические валентности, или места. Например, глагол наделять имеет следующие модели управления:

Сем.

модель

1

Кто наделяет

2

Кого наделяет

3

Чем наделяет

Синт.

модель

1

2

S им.п.

S род.п.

S дат.п.

S твор.п.

S вин.п.

Например:

В словарной статье после модели управления для заглавного слова указываются его морфологические дериваты, употребляемые в соответствующих текстах, а также сложные слова, в составе которых

находится корень заглавного слова. Например, в словообразовательное гнездо прилагательного святой (свят) войдут слова святитель, святейший, свято-русский, Святополк, священный, пресвятая; в словообразовательное гнездо слова грех — грешный, греховный, грешить, грешник, прегрешение, согрешения, безгрешный, погрешно и т.д. Слова, входящие в словообразовательное гнездо, сами могут образовывать самостоятельные словарные статьи (например, слова грешник, грешить), однако информация о словообразовательных связях этих слов в их статьях будет даваться отсылкой к словообразовательному гнезду слова грех как морфологически самого простого.

Толкование. Необходимость толкования фольклорного слова, глубина и типы толкования — все это может составить предмет самостоятельного исследования и обсуждения. Наше описание слова в словаре строится "челночным" способом: анализируя слова, мы вырабатываем схему их описания, описывая слова по схеме, мы совершенствуем ее, и так будет до окончания работы над словарем. Поэтому к проблеме толкования придется возвращаться не раз, и здесь будет изложено рабочее решение на первоначальном этапе.

У большинства слов песенного фольклора или духовного стиха непосредственное значение (первичное, или ближайшее) совпадает со значениями слов литературного языка или близко к ним (ср. слова река, дорога, лес, ходить, говорить, шелковый, бархатный, быстрый и т.д.). Нет надобности в описании их прямого значения. Однако, кроме этого значения, у многих слов имеется одно или несколько символических значений, они являются членами какой-либо существенной для фольклорного мира семиотической оппозиции (семиотически нагружены такие слова-локусы, как река, лес, дорога, символичны названия многих растений и птиц).

Идеальный словарь должен каждому слову сопоставить все традиционные смыслы, им выражаемые. Их может быть много.

Как мы отмечали, работа по созданию толкований такого типа предполагает использование накопленных наблюдений и исследований по символике народной поэзии, составление списка символов русского светского и духовного фольклора и выработку метаязыка для описания их семантики. До сих пор нет стандартного метаязыка для описания народнопоэтических символов, мотивов и сюжетов. Интересную попытку представить традиционные фольклорные смыслы в качестве грамматических значений семантического языка фольклорной традиции предложил П.П. Червинский [1989], это тоже начало большой работы по собиранию и представлению фольклорных "смыслов". Мы не ставили своей задачей разработать такой язык, однако словарь должен предоставить материал для такого описания.

Итак, для слова мы указываем его символические или семиотические значения, если они довольно четко определены. Например, воля или красота являются символами девичества, сад — член оппозиции "свое—чужое", а слово корабль в свадебном фольклоре и духовных стихах, как указывалось, будет иметь разные толкования своих символических значений.

В толковании нуждаются слова (большей частью это прилагательные), получившие в языке фольклора дополнительные, оценочные значения, такие, как белый, новый в значении 'хороший', лазоревый в значении 'красивый' [см.: Хроленко, 1979].

Проблема толкования возникает также тогда, когда мы имеем дело с многозначными словами. Для слов языка фольклора характерна особого рода многозначность. Слова внутри каждого жанра могут быть многозначны как символы, т.е. могут выражать несколько фольклорных смыслов, но в своей непосредственной семантике скорее тяготеют к однозначности особого рода — диффузной, неопределенной [см.: Оссовецкий, 1975; см.: Хроленко, 1979]. Таково, например, слово сердце, в употреблении которого невозможно разделить значения анатомического органа и средоточия чувств:

Заболит головушка, заноет сердечушко
По милом дружке —

или слово воля во фразе

Не моя теперь воля — воля батюшкова,

где объединены значения 'власть' и 'желание' (ср. слово воля в словаре: [Ожегов, 1984]).

Тем не менее многозначные слова есть, и в этом случае каждое из значений должно составлять отдельную словарную статью. Например, в духовных стихах многозначными являются слова живот, земля, народ, свет, сила, наказать, сторона и т.д. Ср. Наживал он живота больше старого, где слово живот означает 'имущество', 'богатство', и смерть — живот вечный, где живот — 'жизнь'. Или глагол наказать. Ср.: Господь Бог наказует щедро своих ради [В. 119], где наказать значить 'покарать', и

Как тебе отец говорил, как тебе мати наказывала,
Зачем тогда ты их не послушал? [В. 175],

где наказывать — 'наставлять'. В последних двух фразах мы имеем дело с омонимами. Чем же мы эксплицируем эти разные значения? Прежде всего синонимами, для которых имеется соответствующий пункт словарной статьи. Однако в этом пункте могут находиться только фольклорные синонимы, т.е. встречающиеся в языке фольклора. Их может не быть у каждого значения многозначного слова. Тогда в пункте „толкование” мы должны прибегнуть к помощи общелитературных синонимов или дать краткое пояснение.

Предыдущая    В начало    Следующая

стану спонсором для стройной девушки.
Используются технологии uCoz