Тема 2. Словесно-художественное творчество как научная проблема: литература художественная, произведение, текст

I. Cловари

Произведение

1) Sierotwin ski S. Sl ownik termino w literackich.

Литературное произведение. Произведение, принадлежащее к художественной литературе, с признаками мастерства — в отличие от других произведений письменности. Как организованная целостность, языковое сочинение литературное произведение — форма контакта между писателем и читателем, результат индивидуального творчества, но обусловленный общественно и обладающий соответствующим воздействием, след., подлежащий оценке в зависимости от эстетической функции, идеологической интерпретации, столкновения его языка с внелитературной действительностью и т. п. У нас нет еще удовлетворительной теоретической дефиниции литературного произведения, которая учитывала бы все аспекты проблемы и требования науки <...>. В структуре произведения, в окаймлении каждой плоскости и их сечений компоненты взаимоопределяются, подчеркивают свои признаки, объединяясь в большем целом, и создают различные целостности высшего ряда <...>“ (S. 69).

2) Гиршман М.М. Литературное произведение // КЛЭ. Т. 9. Стлб. 438-441.

Л. п. как целостность — зафиксированный в тексте (т. 9) продукт словесно-худож. творчества, форма существования литературы как искусства слова. В Л. п. своеобразно реализуется всеобщий принцип иск-ва: отражение бесконечного и незавершенного мира человеческой жизнедеятельности в конечном и завершенном “эстетическом организме” худож. произведения”.

“Органическая целостность Л. п. представляет собой внутреннее взаимопроникающее единство формы и содержания. <...> Предмет худож. освоения (человеческая жизнь) становится содержанием Л. п., лишь полностью облекаясь в словесную форму, или иначе: лишь то из действительности, что стало словом, становится жизнью”.

Текст

1) Sierotwin ski S. Sl ownik termino w literackich.

Текст. 1. Комплекс графических знаков, выражающих содержание произведения. 2. Произведение <само> в отличие от приложений, таких, как введение, комментарий, указатели, иллюстрации и т. п.” (S. 277).

Текст литературный. 1. Текст произведения с признаками мастерства, литературности. 2. В издательском деле — текст литературного произведения в отличие от введения, комментария, библиографии и т. п. 3. В систематике письменности, относящейся к науке о литературе, — литературные произведения, становящиеся предметом изучений в отличие от зафиксированных результатов исследований, т. е. работ теоретических, исторических и критических (учебников, монографий, статей, рецензий и т. п.)” (S. 278).

2) Гиндин С.И. Текст // ЛЭС. С. 436.

Т. <...> 1) письменная или печатная фиксация речевого высказывания или сообщения в противоположность устной реализации; 2) выраженная и закрепленная посредством языковых знаков (независимо от письм. или устной формы их реализации) чувственно воспринимаемая сторона речевого, в т.ч. литературного, произв.; 3) минимальная единица речевой коммуникации, обладающая относит. единством (целостностью) и относит. автономией (отдельностью). Т. во 2-м значении, являющийся одним из аспектов Т. в 3-м значении (а именно, его « планом выражения» ), служит отправной точкой всех филол. процедур. <...> Организации худож. лит. Т. присуща особая сложность и полифункциональность, в нем активно используются те аспекты и ярусы структуры (см. Структурная поэтика), к-рые в других видах речевой коммуникации остаются ненагруженными, иррелевантными, а в результате структура худож. Т. приобретает многослойность со специфич. неиерархич. соотношениями между слоями. <...> Будучи созданным, Т. вступает в сложные отношения со своими возможными читателями (слушателями) и с другими Т., функционирующими в данном обществе (« диалогические отношения» , по М.М. Бахтину)”.

Литература художественная

1) Sierotwin ski S. Sl ownik termino w literackich.

Фикция. 1. Вымысел. В целом — результат воображения, хотя отдельные элементы фикции всегда почерпнуты из действительности. 2. В рамках письменности — художественная литература в противопоставлении письменности научной, публицистике и т. п.” (S. 90).

Литература. В прошлом определение охватывало всю письменность, с ХIХ в. означает письменность изящную, т. е. художественную литературу” (S. 144).

Художественная литература. Совокупность произведений с признаками мастерства, литературности, в отличие от письменности другого типа” (S. 146).

2) Wilpert G. von. Sachwo rterbuch der Literatur.

Поэзия (поэтическое творчество). Подраздел литературы, не связанный однако, как она, с письмом, а именно: 1) абстрактно как часть искусства — поэтического искусства; 2) коллективно как собирательное понятие для словесных художественных произведений и 3) индивидуально как отдельное произведение словесного искусства.

Слово П. (Dichtung) не имеет параллелей в других европ. языках. <...> получает только около 1800 г. свой высший ранг в понятийном поле « литература, письменность, изящная (эстетическая) словесность, беллетристика, словесное искусство (произведение)» как высшая степень художественного оформления. Только около 1800 г. П. окончательно понята не столько как противоположность прозе, сколько как <термин>, охватывающий их художественные формы. <...> Отграничение П. в широком поле лит. происходит при подвижных переходах с помощью качественных категорий эстетики: 1. Интенсивность худож. обработки языка: в П. заданные языком представления о значении с (часто остающимися вне внимания в обиходном языке и языке сообщений) настроенностью и многослойной полнотой смысла слов и звуков сплавляются в нерасторжимое единство формы сильной звуковой и образной сконденсированности <...>. 2. Творческое: П. создает благодаря творческой фантазии поэта замкнутый и логичный собственный мир со своими законами, будь его подражание природе согласным с ней или облагороженным отражением, заново созданной возможностью в смысле мимесиса как воплощения существенной действительности, или мир с автономной реальностью, собственная логика которой отклоняется от внехудож. мира опыта. 3. Формальное: развивающиеся в истории П. формы и жанры дают образцы не только для плоского подражания, но для творческого преобразования, которое в каждом случае должно быть заново опробовано. Понятие П. как языкового искусства, основанного на творческом вымысле, исключает жанры, не использующие вымысел, и целевые формы лит., дидактику и риторику” (S. 192).

Литература (лат. literatura — написанное буквами), первонач. учение о буквах, искусство чтения и письма, ученость в области письменности, до ХVIII в. — наука, ученость. Cегодня: письменность, по смыслу слова — общий состав написанного буквами и письменные произведения любого рода, включая научн. работы во всех областях (литературовед.: вторичная лит.) от письма до словаря и от юридич., филос., историч. или религ. статьи до полит. газетной заметки. В противоположность этой Л., исходящей из внешних поводов и предметов, не основанной на вымысле, “деловой”, Л. со времени обособления отдельных наук, в более узком смысле как предмет литературоведения вмещает скорее так наз. изящную Л., беллетристику, которая является не целенаправленным и исходящим сообщением мыслей, выводов, знаний и проблем, но основывающейся на самой себе и создающей собственный предмет и становится, посредством особ. оформления языкового сырья, произведением словесного искусства и достигает высшей формы в поэзии. Как таковая она охватывает, с другой стороны, помимо прямого значения письменно изложенного также долит., устно переданное (миф, сага, сказка, пословица, народная песня) и зафиксированное языковое произведение в других, не письменных средствах общения (Medien) <...>. Не вся Л. — поэзия, не вся поэзия — Л. в прямом смысле слова. <...>“ (S. 518-519).

3) Barnet S., Berman M., Burto W. Dictionary of Literary, Dramatic and Cinematic Terms.

“Под литературой иногда понимают все то, что написано. Однако большинство критиков считают такое определение слишком широким. < ...> литература использует язык для создания таких произведений, которые являются самоценными. < ...> Рассказ может начинаться с заявления о его исторической подлинности, действие может быть перенесено в реальный город в легко узнаваемую историческую эпоху; и, тем не менее, он будет восприниматься читателем как нечто выдуманное. < ...> Короче говоря, литература всегда имеет своей целью заставить читателя поверить. Кроме того, в литературе (в отличие от других словесных произведений) важное значение имеет звуковая организация и богатство подразумеваемых смыслов. Действительно, именно этот последний фактор обычно считается отличительным признаком поэзии. < ...> Для Аристотеля « поэзия» — это более или менее то же самое, что мы называем « художественной литературой» . С этой точки зрения, художественное произведение — метрическое или нет — и есть поэзия в противоположность истории, служащей исключительно изложению голых фактов” (p. 66-67).

4) Dictionary of World Literary Terms / By J. Shipley.

“Художественная литература — общий термин для всякого вымышленного повествования; произведения, которые хотя и могут быть тесно связаны с жизнью или реальными людьми или событиями, но как таковые созданы авторской фантазией. Художественная литература противостоит факту, как нечто не реальное, но выдуманное с целью обмануть, развлечь или учить благодаря своему способу изображения реальности. Как было сказано (Аристотелем по поводу исторического стихотворного повествования), художественная литература может подойти к истине гораздо ближе, чем частный (и, возможно, уникальный) факт” (p. 119).

“Художественная фантазия определяется по-разному: как способность создавать видимые образы, по отдельности или во взаимосвязи друг с другом; как способность создавать из этих образов идеальные комбинации, такие, как, с одной стороны, характеры и предметы, а с другой — химеры и воздушные замки; как сочувственное проникновение художника в характер или ситуацию; как способность создавать символы абстрактных вещей; как поэтический эквивалент мистическому озарению; как свойственное человеку Творчество, « власть придавать форму» ” (p. 156).

5) Dictionary of Literary Terms / By H. Shaw.

Литература — произведения письменности, существенными чертами которых являются форма и выражение в сочетании с идеями и задачами явно универсального и вечного характера” (p. 233).

6) Escarpit R. Qui est litte rature? // Litte rature et genre litte raires / Par J. Bessie re et al.

“Вопрос о различии между литературой вообще и литературой художественной принадлежит области скорее социальной, нежели эстетической. < ...> Различают, однако, литературу как деятельность, имеющую эстетическое значение, и функциональную письменность, в частности научную. < ...> Литература вообще постольку, поскольку она является искусством, имеет содержание, близкое к художественной литературе, с той только разницей, что это историческое содержание. Она представляет собой перечисление, список происшествий, и проблема заключается в том, чтобы выяснить, по какому критерию они выстраиваются” (p. 8-10).

7) Айхенвальд Ю. Литература и словесность // Словарь литературных терминов: В 2 т. Т. 1. Стлб. 416-417.

“...литература — словесное творчество, запечатленное, закрепленное в письме. <...> понятие словесности шире, чем понятие литературы. <...> Конечно, не всякое слово — словесность: чтобы стать ею, оно должно быть художественным. Но, с другой стороны, и слово служебное, то, каким мы обмениваемся в нашем общежитии, слово полезное, практическое, — оно тоже имеет в себе элемент художественности. <...> И все-таки из бесконечного количества слов, не отзвучавших во времени, а оставивших след в памяти человечества, необходимо, разумеется, выделить такие, которые являют собою словесность, литературу как искусство”.

8) Литературный энциклопедический словарь.

а) Хализев В.Е. Вымысел художественный. С. 71-72.

В. х., деятельность воображения писателя, к-рая выступает как формообразующая сила и приводит к созданию сюжетов и образов, не имеющих прямых соответствий в предшествующем иск-ве и реальности. <...> Последовательный и полный отказ от В. ставит писателей на границу вымысла и собственно худож. творчества с иными формами лит. деятельности (филос. эссеистика, документ, информация, публицистика), а то и выводит за пределы словесного иск-ва в строгом смысле <...>. В. в лит-ре неоценимо важен как средство создания органич. целостности образного мира <...> Сфера применения В. — отдельные компоненты произв. (стечения обстоятельств, составляющие сюжет; неповторимо-индивидуальные черты персонажей и их поведения; бытовые детали и их сочетания), но не общие принципы формообразования. <...> В. не входит и в сферу худож. содержания, к-рое предопределено духовным миром писателя и внехудож. реальностью <...>.

б) Кожинов В.В. Литература. С. 186-188.

Л. <...>, один из осн. видов искусства — искусство слова. Термином “Л.” обозначают также любые произв. человеческой мысли, закрепленные в письменном слове и обладающие обществ. значением; различают Л. технич., науч., публицистич., справочную, эпистолярную и др. Однако в обычном и более строгом смысле Л. называют произведения художественной письменности”.

в) Роднянская И.Б. Художественность. С. 489-490.

Х., сложное сочетание качеств, определяющее принадлежность плодов творческого труда к области искусства. Для Х. существен признак завершенности и адекватной воплощенности творч. замысла, того “артистизма”, к-рый является залогом воздействия произв. на читателя, зрителя, слушателя. <...> С Х. соответственно связаны представления об органичности, цельности, непреднамеренности, творч. свободе, оригинальности, вкусе, чувстве меры и пр. Др. словами, понятие “Х.” подразумевает становление произв. в согласии с нормами и требованиями иск-ва как такового ...“.

II. Учебники, учебные пособия

1) Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика. [1925-1931].

“Таким образом, литературное произведение обладает двумя свойствами: 1) независимостью от случайных бытовых условий произнесения и 2) закрепленной неизменностью текста. Литература есть самоценная фиксированная речь. Самый характер этих признаков показывает, что твердой границы между речью практической и литературой нет . <...> В литературе мы можем наметить два обширных класса произведений. Первый класс, к которому принадлежат научные трактаты, публицистические произведения и т.д., обладает всегда явной, безусловной, объективной целью высказывания, лежащей вне чисто литературной деятельности человека. <...> Эта область литературы именуется прозой в широком смысле этого слова. Но существует литература, не обладающая этой объективной, на поверхности лежащей, явной целью. Типичной чертой этой литературы является трактовка предметов вымышленных и условных. <...> В то время как в прозаической литературе объект непосредственного интереса всегда лежит вне произведения, — в этой второй области интерес направлен на самое произведение. Эта область литературы именуется поэзией (в широком смысле). <...> Интерес, пробуждаемый в нас поэзией, <..> является эстетическим или художественным. Поэтому поэзия именуется также художественной литературой в противоположность прозе — нехудожественной литературе” (с. 23-24).

2) Kayser W. Das sprachliche Kunstwerk / Пер. Н. Лейтес (рукопись). (Гл. VII. Содержание).

“Подлинно тенденциозная литература находится на грани поэзии, сущность которой кажется в ней замутненной. Поэтому там, где образная суггестивность языка используется только для того, чтобы подчеркнуть мысль, где собственное его назначение заменяется задачей вторжения в реальность, там « речь» стоит на одной ступени с другими средствами духовного размежевания. Поскольку вся ее конкретность порождена рациональной идеей, т. е. сконструирована чисто рассудочно, она теряет неповторимость, присущую подлинно поэтическим произведениям”.

“Произведение искусства — это не пространственное сооружение, части которого можно изучать разрозненно, а целостность, все пласты которой, хотя они и могут рассматриваться особо, в конечном счете связаны друг с другом и действуют совместно. <...> Конечно, поэзия содержит идеи и проблемы, но она не возникает из стремления высказать их, а формируется как их высказывание. <...> содержание художественного произведения целиком принадлежит его образному миру, который, как мы знаем, имеет свои особенности. Анализ содержания должен быть поэтому в первую очередь ориентирован на структуру того мира, который живет в произведении”.

3) Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста.

“Следует решительно отказаться от представления о том, что текст и художественное произведение — одно и то же. Текст — один из компонентов художественного произведения, конечно, крайне существенный компонент, без которого существование художественного произведения невозможно. Но художественный эффект в целом возникает из сопоставлений текста со сложным комплексом жизненных и идейно-эстетических представлений” (с. 24-25).

3) Хализев В.Е. Теория литературы.

“Понятие художественного вымысла проясняет границы (порой весьма расплывчатые) между произведениями, притязающими на то, чтобы быть искусством, и документально-информационными. Если документальные тексты (словесные и визуальные) с « порога» исключают возможность вымысла, то произведения с установкой на их восприятие в качестве художественных охотно его допускают <...> Сообщения в текстах художественных находятся как бы по ту сторону истины и лжи” (с. 94).

III. Специальные исследования

Текст и художественный мир

1) Флоренский П.А. Анализ пространственности и времени в художественно-изобразительных произведениях [1924-1925].

“В самом деле, художественное произведение всегда двойственно, и в этой двойственности — коренится необходимость двойного подхода к произведению <...> Художественное произведение есть нечто само о себе, как организованное единство его изобразительных средств; в частности, оно есть организованное единство цветов, линий, точек и вообще геометрических форм <...> Но кроме того, произведение имеет некоторый смысл, организованное единство всех средств служит выражению этого смысла. Произведение нечто изображает. То, чтo оно изображает, предмет его, не тождествен с произведением как таковым и ничуть не похож на организованную совокупность изображающих его средств. Он вне этих средств, хотя и дается сознанию ими” (с. 114-116). “Таким образом, изображение само должно иметь свое единство, и, показывая нам организм действительности, должно само быть организмом. Итак, <...> во-первых, целое и, во-вторых — опять целое. Но эти во-первых и во-вторых относятся к разным, ничуть не сравнимым между собою областям бытия: между быком под деревом и холстом П. Поттера под названием “Молодой бык” нет ничего общего, ничуть не менее, чем [между] Керн и листком бумаги с « Я помню чудное мгновенье» . Однако и то и другое единство, относясь к существенно разным областям и приводя к цельности области вполне разнородные, тем не менее все-таки связаны между собою в таинственный узел, называемый художественным произведением. <...> оба единства суть антиномически сопряженные полюсы произведения, друг от друга неотделимые, как и несводимые друг на друга. Формула Совершенного Символа — “неслиянно и нераздельно” — распространяется и на всякий относительный символ, — на всякое художественное произведение: вне этой формулы нет и художества” (с. 129-130).

2) Бахтин М.М. Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве [1924] // Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики.

Понять эстетический объект в его чисто художественном своеобразии и структуру его, которую мы в дальнейшем будем называть архитектоникой эстетического объекта, — первая задача эстетического анализа.

Далее, эстетический анализ должен обратиться к произведению в его первичной, чисто познавательной данности и понять его строение совершенно независимо от эстетического объекта <...> Так, художественное произведение в слове дo лжно понять все сплошь во всех его моментах, как явление языка, то есть чисто лингвистически <...>.

И, наконец, третья задача эстетического анализа — понять внешнее материальное произведение как осуществляющее эстетический объект, как технический аппарат эстетического свершения” (с. 17).

3) Ингарден Р. Двухмерность структуры литературного произведения [1940-1947] // Ингарден Р. Исследования по эстетике / Пер. с польск. А. Ермилова и Б. Федорова.

“Приступая к исследованию <...> произведения без какого-либо предубеждения, мы не можем не заметить двумерности его структуры. <...> мы движемся, с одной стороны, от его начала к заключительной фазе, слово за словом, строка за строкой следуем ко все новым его частям <...>. С другой же стороны, в каждой из этих частей мы сталкиваемся с определенным числом компонентов, разнородных по своей природе, но неразрывно между собою связанных. Таким образом, в одном измерении мы имеем дело с последовательностью сменяющих друг друга фазчастей произведения, а во втором — с множеством совместно выступающих разнородных компонентов (или, как я их иначе называю, « слоев» )” (с. 22-23). “Встречающиеся в отдельных фазах произведения компоненты одинаковы в каждой из фаз по своему общему типу, постоянно выступают в том же самом сочетании, но зато отличаются друг от друга в более частных особенностях. С точки зрения общего типа это следующие компоненты: а) то или иное языково-звуковое образование, в первую очередь звучание слова; б) значение слова, или смысл какой-либо высшей языковой единицы, прежде всего предложения; в) то, о чем говорится в произведении, предмет, изображенный в нем или в его части; и, наконец, г) тот или иной вид, в котором зримо предстает нам соответствующий предмет изображения” (с. 23-24).

“...звучания слов и языково-звуковые явления образуют некое довольно спаянное целое <...> Подобно звучанию слов, значения их также связываются друг с другом, образуя речевые обороты или предложения (точнее — смысл предложений). <...> Предложения же, в свою очередь, не изолированы друг от друга, а более или менее тесно между собой связаны, образуя целое высшего порядка (например, « рассказ» , « речь» и т. д.). <...> Точно так же обстоит дело и с « представленными» в произведении « предметами» . При всем их множестве и разнообразии они также связаны друг с другом и складываются в более или менее спаянное целое, безусловно, благодаря тому, что обозначаются связанными друг с другом предложениями. Целое это мы называем предметным слоем, или изображенным в произведении миром” (с. 25-26).

Системность текста и целостность произведения

1) Скафтымов А.П. Тематическая композиция романа “Идиот” [1924] // Скафтымов А. Нравственные искания русских писателей. М., 1972.

“Компоненты художественного произведения по отношению друг к другу находятся в известной иерархической субординации: каждый компонент, с одной стороны, в задании своем подчинен, как средство, другому, а с другой стороны, — и сам обслуживается, как цель, другими компонентами. <...> Пред исследователем внутреннего состава произведения должен стоять вопрос о раскрытии его внутренних имманентных формирующих сил. Исследователь открывает взаимосвязь композиционных частей произведения, определяет восходящие доминанты и среди них последнюю завершающую и покрывающую точку, которая, следовательно, и была основным формирующим замыслом автора” (с. 24).

“... в том же телеологическом принципе нам представляется возможным найти опору для объективной, методологически организованной интерпретации заложенного в произведении тематического содержания и тем достигнуть наиболее полной возможности проверки пределов оспоримости или непререкаемости отдельных наблюдений и общих выводов комментаторов. <...> Если произведение представляет собою телеологически организованное целое, то оно предполагает во всех своих частях некоторую основную установку творческого сознания, в результате которой каждый компонент по-своему, в каких-то предназначенных ему пунктах, должен нести общую единую устремленность всего целого, и, следовательно, по своей значимости между всеми компонентами должно быть всегда схождение в какой-то общей покрывающей точке. Отсюда и главный критерий интерпретации: единое функциональное скрещение телеологической значимости всех компонентов” (с. 27-29).

“Рядом с этим само собою выдвигается другое методологическое требование: полнота пересмотра всех слагающих произведение единиц (внутренний состав действующих лиц во всем объеме, картины, эпизоды, сцены, авторские экспликации и проч.). Каждый ингредиент, обслуживая общую направленность произведения, оформляет и указывает место его центрального зерна и, следовательно, необходимо должен быть учтен в общем соотношении действующих сил произведения, иначе, при частичном пропуске или игнорировании ингредиентов, необходимо должно произойти искривление всей системы и ложное перемещение основной точки схождения и замыкания. Тематический охват анализа не должен быть меньше тематики произведения” (с. 29-30).

“Если охват анализа не должен быть меньше произведения, то он не должен быть и больше его. Только само произведение может за себя говорить. Ход анализа и все заключения его должны имманентно вырастать из самого произведения” (с. 30). “Анализ приобретает смысл и значение лишь в том, что он указывает и осознает направленность созерцания и заражения, конкретно осуществляемого лишь при возвращении к живому восприятию самого произведения. Наши слова о полноте имели в виду лишь полноту потенциальной тематической энергии, заложенной в произведении, которая исследователем, конечно, могла быть раскрыта только через осознание всей полноты конкретно пережитых формальных факторов, но в результатах анализа присутствует уже не как переживание, а как теоретическая схема” (с. 30-31).

2) Бахтин М.М. Проблема текста [1959-1960] // Бахтин М.М. Собр. соч. Т. 5.

“Два полюса текста. Каждый текст предполагает общепонятную (т. е. условную в пределах данного коллектива) систему знаков, « язык» (хотя бы язык искусства). Если за текстом не стоит “язык”, то это уже не текст, а естественно-натуральное (не знаковое явление), например, комплекс естественных криков и стонов, лишенных языковой (знаковой) повторяемости. <...> Итак, за каждым текстом стоит система языка. В тексте ей соответствует все повторенное и воспроизведенное и повторимое и воспроизводимое, все, что может быть дано вне данного текста (данность). Но одновременно каждый текст (как высказывание) является чем-то индивидуальным, единственным и неповторимым, и в этом весь смысл его (его замысел, ради чего он создан). Это то в нем, что имеет отношение к истине, правде, добру, красоте, истории. По отношению к этому моменту все повторимое и воспроизводимое оказывается материалом и средством. Это в какой-то мере выходит за пределы лингвистики и филологии. Этот второй момент (полюс) присущ самому тексту, но раскрывается только в ситуации и в цепи текстов (в речевом общении данной области)” (с. 308-309).

3) Барт Р. От произведения к тексту [1971] / Пер. С.Н.Зенкина // Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика.

“В противовес произведению (традиционному понятию, которое издавна и по сей день мыслится, так сказать, по-ньютоновски) возникает потребность в новом объекте, полученном в результате сдвига и преобразования прежних категорий. Таким объектом является Текст”.

“1.<...> произведение есть вещественный фрагмент, занимающий определенную часть книжного пространства (например, в библиотеке), а Текст — поле методологических операций <...>. Текст <...> по природе своей должен сквозь что-то двигаться — например, сквозь ряд произведений”.

“3. <...> Текст всецело символичен; произведение, понятое, воспринятое и принятое во всей своей полноте своей символической природы, — это и есть текст”.

“4. <...> Произведение не противоречит ни одной философии монизма <...> Текст же, в противоположность произведению, мог бы избрать своим девизом слова одержимого бесами <...> « Легион имя мое, потому что нас много» ”.

“5. <...> Произведение отсылает к образу естественно разрастающегося, « развивающегося» организма <...> Метафора же текста — сеть <...> В тексте, следовательно, не требуется « уважать» никакую органическую цельность; его можно дробить <...> можно читать, не принимая в расчет волю его отца; при восстановлении в правах интертекста парадоксальным образом отменяется право наследования” (с. 413-423).

4) Тюпа В.И. Художественность литературного произведения: Вопросы типологии.

“Целостность чего бы то ни было есть состояние самодостаточности, завершенности, индивидуальной полноты и неизбыточности. <...> Понимание красоты как « единой полноты целого» восходит к Платону. В этой предельно лаконичной формуле важны все три слова, ибо « полнота» может оказаться и избыточной, переливающейся через край, и тогда « целое» , переставая быть в себе « единым» , утрачивает свою целостность. <...> <Целостность и системность суть> два различных аспекта единой реальности. <...> Эти фундаментальные моменты действительности, на наш взгляд, взаимодополняют друг друга в их коренном диалектическом противоречии:

В отличие от системности, выступающей предметом опосредованного и последовательного (поэтапного) расчленяюще-логического рассмотрения, индивидуальная целостность — предмет непосредственного и сиюминутного (« остановись, мгновенье, ты прекрасно!» ) эстетического усмотрения. <...>

Научному познанию приходится ограничиваться « подстановкой» на место целостности все более адекватных ей в своей теоретической разработанности систем — этой специфической « предметности» (М.К.Мамардашвили) научного мышления. <...> Литературоведу — как ученому — остается <...> анализировать внешнюю данность художественного текста как систему, направляя по этому пути свое познание на произведение как целостность, открывающуюся ему в своей полноте и неизбыточности лишь в его эстетическом переживании” (с. 20-22, 26).

У нас вы можете недорого купить бельгийские ковры
Используются технологии uCoz