Карасик В.И. Язык социального статуса.
М.: Ин-т языкознания РАН; Волгогр. гос. пед. ин-т, 1992. - 330 с.


3.3.3. ПЕРСОНАЛЬНО-СТАТУСНОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Под персональностью в данной работе понимается система признаков семантического субъекта, грамматически функционирующая как категория лица. Эта категория определяет говорящего, участника речи и того, кто в речи не участвует [Слюсарева,1986:93]. В научной литературе высказана аргументированная точка зрения на персональность как текстообразующую функционально-семантическую категорию. Все функционально-семантические категории разделяются на текстообразующие и нетекстообразующие. К первым относится персональность, аспектуальность-темпоральность, связность, модальность, ко вторым - вежливость, количественность-качественность, причинно-следственность и др. В большинстве случаев нетекстообразующие категории находят какое-то отражение в текстообразующих категориях [Ионицэ, Россу,1987:49]. Расходясь в позициях с авторами цитируемой работы по поводу текстообразующих потенций вежливости и причинно-следственных отношений, мы считаем нужным подчеркнуть важность высказанного положения о межкатегориальных связях и категориальных проекциях. В этом, в частности, состоит и сущность персонально-статусного значения.

В функциональной грамматике категория лица трактуется как важнейший компонент более широкой категории персональности [Бондарко,1983:41]. Способами выражения категории персональности в английском языке являются флексия спряжения глагола (третье лицо единственного числа настоящего времени общего вида) и супплетивные формы парадигмы глагола "быть", личные и притяжательные местоимения, а также слова с признаком персональности в значении. Персонально-статусное значение раскрывается в субстанциональных характеристиках статуса.

Системы личных местоимений противопоставляются по следующим признакам: а) по участию в беседе: 1-е лицо - говорящий, 2-е лицо - собеседник, 3-е лицо - тот, о ком говорят, или тот, кто не принимает участия в беседе; иногда выделяется 4-е лицо - тот, о ком говорит 3-е лицо, например: "Он сообщил ей"; б) по расстоянию: тот, кто находится близко от говорящего, от собеседника, от третьего лица; в) по видимости/ невидимости, известности/ неизвестности (только сфера 3-го лица); г) по признаку субъективной оценки и общественных отношений [Майтинская,1969:148-151].

Какие признаки семантического субъекта выделяются в системе местоимений - в классе слов, специализированно выражающих категориальный признак персональности ? Это, как известно, - признаки одушевленности/ неодушевленности, числа, биологического рода и дейксиса. Коммуникативно первичен дейксис, разграничение "я - ты - он". Признак одушевленности/ неодушевленности и признак биологического рода как уточнение одушевленности отмечается только у третьего лица. Признак числа разграничивает на данном этапе развития языка единственность и множественность семантических субъектов. Признаки одушевленности/ неодушевленности и биологического рода выделяются в значении личных местоимений вследствие заместительного характера данного класса слов, эти признаки в первую очередь присущи имени существительному. Дейктический признак получает специализированное выражение в значении местоимений. Говоря о личном дейксисе, т.е. о дейксисе применительно к персональности, мы отвлекаемся от других дейктических значений - непосредственного указания (это, то), указания на время (сейчас, тогда) и место (здесь, там).

Рассматривая функциональную семантику персональности, В.В.Химик выделяет четыре субкатегориальных типа адресантности: а) абсолютная адресантность ("Я не сплю"), б) инклюзивная адресантность (я+ты, я+вы, я+он и т.д.), в) ритуальная адресантность (авторское, скромное, царское, просторечно-представительское "мы"), г) экспрессивная адресантность ("Кому говорят !"), а также пять субкатегориальных типов адресатности: а) абсолютная адресатность ("Ты мучаешь меня"), б) адресантно-адресатная совокупность ("Мы славно пообедаем"), в) мнимая совместность (докторское "мы"), г) отстраненная адресатность ("Куда посадить дорогого гостя ?" - говорится в его присутствии; русской речи этот тип адресатности не свойственен), д) риторическая адресатность ("О, нищая моя страна !") [Химик,1990:115-124]. Из девяти субкатегориальных типов адресантно-адресатных отношений пять типов выражают персонально-статусное значение: ритуальная и экспрессивная адресантность, а также совокупная, мнимо-совместная и отстраненная адресатность.

Местоимения являются одним из основных способов выражения уважения, при этом отмечено, что категория числа в местоимениях выражает уважение, категория лица выражает последовательное увеличение дистанции (местоимение 3-го лица, употребляемое по отношению к адресанту и/или адресату, выражает большую степень уважения, чем местоимение 2-го и 1-го лица); в языках, в которых есть грамматическая категория определенности/ неопределенности, уважение выражается также посредством снижения определенности; замена личных местоимений возвратными и указательными местоимениями, а также прономинальными эквивалентами выражает уважение или увеличение социальной дистанции; гоноративные аффиксы в местоимениях более распространены, чем пейоративные, если имеется способ выражения пейоративности, то непременно присутствует способ выражения местоименной гоноративности, но не наоборот [Head,1978:190-194].

Комбинаторика местоимений содержит ограничения, природа которых носит статусно-оценочный характер. Можно сказать: "моя собеседница", но не "моя ты"; определения по отношению к местоимениям должны стоять только в постпозиции: "Ты, добрая, милая, как ты можешь так говорить ?" [Селиверстова,1988:35].

Статусное значение в семантике местоимений выражается не только в вежливой форме "Вы", обращенной к адресату. Семантика авторского "мы" несомненно включает статусный компонент. Приведем мнение известного советского лингвиста И.В.Арнольд: "Первое лицо единственного числа ("Я старался проследить...; Мне представляется возможным...") уместно в тексте в трудах ученых, чей авторитет уже прочно установлен. Начинающим авторам в письменном тексте лучше избегать подобных эгоцентрических построений, а в устной речи лучше пользоваться ими умеренно."23. 23Арнольд И.В. Основы научных исследований в лингвистике. - М.: Высш.шк.,1991. - 140 с. (С.116-117). В современной англоязычной научной литературе, по нашим данным, авторское "мы" почти не используется. Это связано, вероятно, с тем, что общий стиль научного изложения в работах американских, британских, канадских исследователей в некоторой степени свободнее, чем в подобных трудах советских языковедов. Об этом свидетельствуют, в частности, личные посвящения, неформальные благодарности (acknowledgements) и сведения личного характера в предисловии к работам.

Рассмотрим лексическое глагольное значение категориального комплекса персональности.

Семантический субъект глагола может быть одушевленным, неодушевленным и недифференцированным. Одушевленный субъект выражается как лицо (thank - "благодарить") либо живое существо (calve - "отелиться"). Неодушевленный субъект выражается как вещество, предмет, явление, событие (vaporize - "испаряться", consist - "состоять из чего-либо"). Недифференцированный субъект может быть предельно широким (be - "быть", become - "становиться") либо потенционно-персональным (break - "разбивать", change - "меняться").

Cемантический сдвиг при олицетворении дает возможность осмыслить семантический субъект практически любого глагола как одушевленный. Например: thaw - 1) (of a frozen substance) to increase in temperature to above freezing point and so become liquid, soft or bendable, 2) (of a person) to become friendlier, less formal, etc (LDCE). В производном значении thaw - "таять" означает "становиться дружелюбнее, менее формальным и т.д." В данном случае имеет место системное выражение признака одушевленности. Этот признак может быть также ситуативным, наведенным: This visitor connotes troubles - "Этот посетитель означает неприятности". В приведенном примере значение существительного расширяется - от предметности к событийности.

Критериями наличия и проявления признака одушевленности считаем тематическую отнесененость глагола к словам, обозначающим речь, мышление и другие характеристики человека, словарную помету "о человеке" в производных значениях слов, отсутствие семантических запретов на сочетаемость глагола с существительными, обозначающими человека. Анализ словарных дефиниций показывает, что признак одушевленности наличествует в значении глагола как типичная или вероятная характеристика семантического субъекта. Исключение на первый взгляд составляют глаголы, употребляемые в безличной конструкции: It ill behoves you to refuse - "Вам не подобает отказываться". Такие глаголы представляют собой один из языковых способов снятия с говорящего личной ответственности за сообщаемое.

Признак рода в английском языке не является категориальным, поскольку характеризует только слова со значением биологического рода. К числу слов, выражающих в своих значениях признак рода, относятся местоимения мужского и женского рода, существительные с суффиксом -ess (tigress, princess), а также слова с признаком биологического рода в значении. Признак рода является одним из показателей статуса.

Типология глагольных значений, включающих маркированный признак рода, складывается из значений биологических функций и социально-закрепленных характеристик поведения. Первый тип значения тривиален и характеризует людей и животных. Второй тип значения более интересен в плане англоязычной специфики выражения социального статуса человека. Например: elope1 - (esp. of woman) to run away secretly with a lover (LDCE); purr3 - (esp. of woman) to express (a pleasant feeling or wish) in a low continuous sound as if produced in the throat by a pleased cat (LDCE); mince3 - (derog) to walk in an unnatural way, taking little short steps, esp. (of a man) in a womanlike way (LDCE). В значении слов elope - "бежать с возлюбленным", purr - "мурлыкать", mince - "семенить ногами" выделяются признаки, характеризующие мужчин и женщин. Отметим коннотативно-нагруженный характер значений этих слов. Сказанное относится и к прилагательным, включающим признак рода: fey - (derog) (of a person, or his behaviour, used esp. of women) silly in a sensitive, artistic way, not practical (LDCE); lecherous - (of men) having a desire for continuous sexual pleasure (LDCE). Англичане, как видно из приведенных примеров, выделяют в поведении отдельных женщин восторженно-глупое отношение к миру, а в поведении ряда мужчин - распутство. Признак рода уточняется в значении некоторых слов возрастными характеристиками. Так, в приведенном значении слова lecherous - "распутный" на основании иллюстративных примеров в словарях выделяется признак "старый" - a nasty lecherous old man, в значении глагола giggle - "хихикать" приводится уточняющая характеристика в словарном толковании - "о девушках".

Признак персональности связан с категориальным признаком числа. В ряде случаев семантический субъект глагола осмысливается как множество лиц. Например: beset2 - (in war) surround and prepare to attack (LDCE). "Осаждать, окружать" неприятеля может только множество солдат. Признак множественной персональности выступает в двух разновидностях: неопределенное и определенное множество. Мы говорим о неопределенной множественности, если количество субъектов больше, чем два (crowd - "толпиться", congregate - "сходиться"). Об определенной множественности речь идет в том случае, если выделяются два субъекта в глаголе (marry - "жениться", duel - "стреляться на дуэли").

Значение множественности связано с признаком социального статуса в нескольких отношениях. Во-первых, множественное число применительно к местоимениям означает уважение (метафора величины) и совместность. Во-вторых, выделяется экспрессивная собирательная множественность типа officialdom - (often derog) officials as a group - "чиновничество, бюрократический аппарат". Сравните в русском языке: солдатня, жулье, хамье. Такие слова выражают неуважительное отношение. В-третьих, статусное значение присуще различным обозначениям групп людей: с одной стороны, выделяются советы, комитеты, конклавы, с другой стороны, - банды, шайки, толпы.

Признак персональности и связанные с ним признаки одушевленности и числа описаны в лингвистической литературе с иных позиций, а именно в терминах глаголов интерперсональных отношений [Арутюнова,1976:163]. Противопоставляются глаголы, субъектами которых могут быть лица, пропозиции и пропозиции либо лица. Первый тип именуется глаголами интерперсональных отношений. Эти глаголы классифицируются по количеству участников ситуации, отраженной в значении глагола, и по направленности отношений между участниками. Выделяются глаголы, выражающие однонаправленные, двунаправленные и взаимные отношения ("любить", "веселить", "соглашаться") [Шаволина,1985:140].

Категориальный лексический признак дейксиса также прослеживается в семантике глаголов. Речь идет о том, что выделяются глаголы, сориентированные на первое, либо второе, либо третье лицо, иначе говоря, "я-глаголы", "ты-глаголы" и "он-глаголы".

Ориентация на первое лицо характеризует перформативные глаголы, т.е. те глаголы, произнесение которых в определенных ситуациях является действием, например: "Я объявляю собрание открытым". Перформативным глаголам противопоставляются неперформативные (описательные) глаголы, которые не могут быть употреблены перформативно. Сравните: "Я призываю вас к борьбе" и *"Я подстрекаю вас к борьбе". Конститутивным признаком перформативности, среди прочих, является употребление в первом лице настоящего времени изъявительного наклонения. Перформативные глаголы являются действиями только в том случае, если соответствующий глагол произносит лицо, наделенное определенными полномочиямим: только председатель собрания имеет право открыть и закрыть собрание, только руководитель предприятия или учреждения имеет право принять и уволить сотрудника, только руководитель или руководство страны имеет право объявить другой стране войну. Признак перформативности является статусным показателем, и, следовательно, дейктический признак связан со статусным признаком не только в семантике местоимений, но и в семантике глаголов.

Дейктическая направленность второго лица выражается в лексической семантике существительных-вокативов, глаголов, употребляемых только или преимущественно во втором лице (please и beware), и в значении глаголов, переключающих категориальную семантику при употреблении в императиве. Имеется в виду различие между предикатами действия и состояния. Императивное высказывание основывается на презумпции побуждения, включающей четыре типа условий: 1) данный акт рассматривается как попытка воздействующего лица (прескриптора) добиться того, чтобы воздействуемое лицо (исполнитель) сделал нечто, 2) прескриптор хочет, чтобы исполнитель сделал нечто, 3) момент времени совершения действия исполнителем должен быть позже момента времени произнесения побуждения, 4) существуют предварительные условия :а) исполнитель в состоянии сделать нечто, б) прескриптор полагает, что исполнитель в состоянии сделать нечто, в) исполнитель вряд ли сделает это по своей воле при нормальном течении событий, г) состояние, которое является результатом действия, не имеет места [Бирюлин,1990:164]. Предикаты действия не переключают свою семантику в императиве. Предикаты состояния, будучи употреблены в императиве, приобретают долю характеристики действия. Некоторые предикаты состояния не совмещаются с императивом, поскольку предварительные условия побуждения невыполнимы ("Сожалей !"). Императив таких предикатов состояния носит характер пожелания или заклинания. Упрощая положение дел, можно сказать, что существуют два типа императивов: а) реальный императив ("Откройте дверь !") и б) квази-реальный императив ("Подарите мне луну."). В квази-реальном императиве могут употребляться как действия, так и состояния, в реальном императиве могут употребляться только действия. Ограничения, связанные с употреблением глаголов в реальном императиве, соотносимы с ограничениями, связанными с семантикой второго лица. Отметим, что реальный императив градуируется по степени категоричности ("Откройте дверь !" - "Открыть дверь !"). Квази-реальный императив не употребляется в категоричной форме ("Любите музыку !" - *"Любить музыку !").

Дейктическая направленность третьего лица прослеживается только в семантике английских модальных глаголов. Известно, что все модальные глаголы в производных значениях выражают модальность предположения (эпистемическую модальность, т.е. модальность знания), в то время как их исходное значение выражает внутреннюю возможность, долженствование в различных оттенках и т.д. Эпистемическая модальность выражается при употреблении модального глагола в третьем лице. Это наиболее явно прослеживается при сочетании модальных глаголов с предикатами состояний. Например: She can be very naughty - "Она может быть очень непослушной" или "Она, возможно, очень непослушна". В потенционном выражении это предложение звучит так: "Может случиться так, что она будет очень непослушна". Эпистемическая модальность противопоставляется семантике первого лица. Что же касается высказываний типа "Я, должно быть, сплю", то они представлячют собой как бы взгляд на себя со стороны, взгляд на себя как на третье лицо. Противопоставление сферы третьего лица сфере первого и второго лица составляет, по мнению Д.А.Штелинга [1978:5], основную дихотомию системы языка. Эта дихотомия представляет собой развитие дихотомии диктума и модуса.

Персонально-статусное значение представляет собой комплекс субкатегориальных признаков статуса и субкатегориальных признаков персональности (одушевленности, рода, числа и дейксиса). Наиболее ярко статусный признак выражен в семантике личных и притяжательных местоимений (дейктическая вокативность). Вместе с тем статусное значение устанавливается в содержании других частей речи с маркированным признаком рода, либо числа, либо дейксиса. Маркированный признак рода относится к женщинам и женскому стилю поведения, хотя есть исключения. Признак рода может уточняться признаком возраста. Маркированным признаком числа является множественное число; признак множественности связан как с восходящим, так и с нисходящим статусным вектором. Наиболее выраженным дейктическим признаком в персонально-статусном признаковом комплексе является признак первого лица.

Продолжить чтение | Вернуться к началу страницы | Связаться с автором

 

 

С хорошей скидкой квартира в сочи с отделкой без дополнительной оплаты.
Используются технологии uCoz