Карасик В.И. Язык социального статуса.
М.: Ин-т языкознания РАН; Волгогр. гос. пед. ин-т, 1992. - 330 с.


1.2. СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС ЧЕЛОВЕКА КАК СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

Для определения категориальной сущности социального статуса человека в социолингвистике необходимо охарактеризовать основные понятия этой лингвистической дисциплины.

Предмет социолингвистики труднее поддается каталогизации, чем предмет общей лингвистики. Если в общем языкознании единицы выделяются на основе их величины - от наименьших к наибольшим (фонема, морфема, слово, словосочетание, предложение/ высказывание, сверхфразовое единство, текст), то классификация социолингвистических единиц, по мнению Д.Престона, обычно строится на двух основаниях: способе получения данных и типе языковой общности. К сфере социолингвистики относят вопросы варьирования, переключения кода, изучения креольских языков и пиджинов, характеристики общения (возраст коммуникантов, степень формальности ситуации и т.д.) [Preston,1989:6].

Категории социолингвистики формируются в результате встречного движения научной мысли - от языка и к языку. Первое направление представляет собой движение от внутренней лингвистики, языка как системы по Ф.Соссюру, к внешней лингвистике, к теории речевой деятельности, коммуникативной лингвистике, к теории языковой личности. Второе направление синтезирует достижения исследований по межличностным отношениям, по социальным нормам, по этнокультурным характеристикам поведения. Вопросы социальной обусловленности языка относятся к числу важнейших проблем философии. Отечественная традиция освещения проблем социолингвистики в философско-методологическом ключе формулируется Н.С.Чемодановым, который пишет, что социальная лингвистика изучает "формы существования языка в их социальной обусловленности, общественные фунукции и связи языка с социальными процессами, зависимость языка от них и отражение их в его членении и структуре" [Чемоданов,1975:5].

Можно выделить два уровня концептуальной разработки объекта исследования - уровень постановки проблемы и уровень построения модели.

Круг проблем социолингвистики весьма широк. Социальная обусловленность языка раскрывается Е.Д.Поливановым в списке очередных проблем социологической лингвистики (работа впервые опубликована в 1929 г.) следующим образом: 1) определение языка как социально-исторического факта, 2) описание языков и диалектов с социологической точки зрения, с использованием новых понятий вроде социально-групповых диалектов и т.д., 3) оценочный характер данного языка как орудия общения, 4) изучение причинных связей между социально-экономическими и языковыми явлениями, 5) оценочный анализ языка (и отдельных его сторон) как средства борьбы за существование, 6) общая типологическая схема эволюции языка в связи с историей культуры, 7) прикладные вопросы социологической лингвистики: языковая политика [Поливанов,1968:186].

Авторитетный американский исследователь У.Лабов выделяет следующие области изучения социолингвистики: 1) стандартизация языка и языковое планирование, 2) двуязычное и многоязычное поведение, 3) пиджинизация и креолизация, 4) этнография общения, 5) кинесика и проксемика, 6) анализ речи, 7) социальное расслоение языка, 8) отношение к языку, 9) стилистика, 10) языковая вариативность, 11) развивающиеся языковые изменения, 12) коммуникативные системы [Лабов,1976:6].

Иное понимание параметров социолингвистики развивается У.Брайтом, который выделяет в качестве направлений исследования 1) социальную принадлежность отправителя речи (классовые диалекты, касты), 2) социальную принадлежность получателя речи (обращение к старшему по статусу, к детям, к людям особого типа), 3) обстановку общения (например, официальность), 4) синхронические и диахронические исследования, 5) изучение "народной лингвистики" (анализ того, что люди думают о свое языковом поведении), 6) масштабы разнообразия (диалектная, языковая и социальная вариативность), 7) изменение (в социологии, в лингвистике, в политике языкового планирования) [Брайт,1975:35-39].

К числу важнейших вопросов социолингвистики применительно к русскому языку Л.П.Крысин относит 1) социальную и функциональную дифференциацию языка и сопряженные с этим процессы взаимодействия и взаимовлияния различных языковых подсистем (таких, как литературный язык, территориальные и социальные диалекты, просторечие, профессиональные жаргоны), 2) обусловленное социальными причинами варьирование средств русского языка и его подсистем, 3) социальный аспект владения языком, 4) социальные оценки фактов языка и связанные с этим различия в ценностной ориентации представителей разных общественных слоев, 5) социальный и социолингвистический аспекты национально-русского двуязычия, а также обучения русскому языку как неродному [Крысин,1989:3].

А.Д.Швейцер и Л.Б.Никольский показывают разные подходы к пониманию предмета социолингвистики: от социальной диалектологии (узкий подход) до суммы теорий общества, языка, коммуникации, малых групп, речи индивида (широкий подход). В промежуточных подходах выделяются параметры вариативности речевого поведения (роль, ситуация, тема), связь между речевым кодом либо речевым поведением и социолингвистическими параметрами, характеризующими статус, профессию говорящих и, в конечном счете, социальную ситуацию [Швейцер, Никольский,1978:54]. Узкий подход - изучение социолектов - сводится к выявлению фонетических, лексических и грамматических особенностей разновидности языка, употребляемого ограниченным числом людей, объединяемых по социально значимому признаку. Речь идет о профессиональных диалектах (технолектах) и жаргонах [Маковский,1982:7-8]. Широкий подход - это глобальная антропологическая теория, включающая социологию, психологию, этнографию и филологию. Промежуточные подходы представляют собой определенные аспекты широкого понимания предмета социолингвистики. Специфика предмета нашего изучения - социального статуса человека - требует расширительного толкования предмета социолингвистики.

Эвристически ценным представляется разделение социолингвистики на микросоциолингвистику, изучающую использование языка в различных социальных группах с целью выяснения живого механизма языкового варьирования и изменения, и макросоциолингвистику, изучающую глобальное функционирование языков в определенных социальных условиях [Белл,1980:45-45] Макросоциолингвистика раскрывает социальные условия, среды и сферы употребления и основные формы существования языка [Аврорин,1975:121], моделирует соотношение между языковыми общностями и языками разных типов, например, социалема - микросоциалема, лингвема - микролингвема [Дешериев,1977:313], объясняет принципы языкового планирования. Микросоциолингвистика освещает ситуацию общения и типовые отношения между участниками коммуникации.

Существует множество социолингвистических моделей в силу многомерности социальной дифференциации языка. Первичным по значимости противопоставлением в социолингвистике вслед за А.Д.Швейцером мы признаем противопоставление двух плоскостей социально обусловленной вариативности языка - стратификационной и ситуативной. Стратификационная вариативность отражает социально-классовую структуру общества, но это отражение носит не прямолинейный, а опосредованный культурой и языком характер. Единицей стратификационного измерения языка являются языковые коллективы с их социально-коммуникативными ресурсами. Единицей ситуационного измерения языка являются роли, в которых отражены социально обусловленные отношения между участниками коммуникативного акта. Важнейшим детерминаном ролевых отношений является статус - "комплекс постоянных социальных и социально-демографических признаков, характеризующих индивида" [Швейцер,1983:15-20]. Социальный статус человека относится к понятийному ряду, связанному со стратификационной вариативностью языка, и вместе с тем определяет ситуативное измерение языка через ролевые отношения.

Развернутое схематичное представление ситуации предложено П.Браун и К.Фрейзером, которые выделяют в ситуации прежде всего обстоятельства и участников. Обстоятельства разбиваются на обстановку и цель, обстановка включает пространственно-временную характеристику и компонент, обозначаемый термином bystanders - "свидетели, безучастные наблюдатели", цель конкретизируется как тип деятельности и тема. Обстоятельства противопоставляются как формальные и неформальные и могут быть измерены в признаках общения - общение публичное/приватное, религиозное/мирское, серьезное/шутливое, безличное/личностное, вежливое/небрежное. высококультурное/низкокультурное и т.д. Участники общения характеризуются в рассматриваемой модели как индивидуальные участники и как отношения между участниками. В свою очередь индивидуальные участники выступают как индивиды с их постоянными и переменнными личностными качествами и как члены сообщества, относящиеся к определенному классу, этносу, возрасту и полу. Отношения между участниками могут быть межличностными (симпатии, антипатии, знание друг друга) и ролевыми (социальный статус, власть, место в группе и вне группы) [Brown, Fraser, 1979:35]. Авторы отмечают, что полной и всеобъемлющей модели ситуации в научной литературе пока что не предложено. Попытка построить модель ситуации на дихотомической основе неизбежно будет искусственной: ситуации многомерны. Рассматриваемая модель близка нам в силу того, что на первый план выдвигаются участники общения, а одной из важнейших характеристик участников общения является их социальный статус. Вместе с тем эта модель, на наш взгляд, недостаточно отражает коммуникативную природу ситуации общения, а именно: различие между участниками общения по коммуникативной активности (говорящий, адресат, третье лицо). Компонент "цель" - и это типично для многих схем - имеет остаточную природу, сюда входит все, что не относится к участникам и внешним характеристикам общения. Несколько изменив модель П.Браун и К.Фрейзера, мы предлагаем следующую схему ситуации (схема 1).

Схема 1.

Общая модель ситуации

 

ситуация

 
       
     
 

участники

 

условия общения

 
         

ролевые характеристики

 

индивидуальные характеристики

 

внутренние условия

 

внешние условия

                 

социаль-ные от-ношения

 

коммуни-кативные отношения

 

постоян-ные качества

 

перемен-ные качества

 

цели обще-ния

 

сред-ства обще-ния

 

время и место

 

наблю-датели

 

Все терминальные компоненты схемы могут быть далее дифференцированы в зависимости от аспекта изучения ситуации.

В научной литературе противопоставляются дескриптивная и динамическая модели социолингвистики. Дескриптивная модель строится по формуле Г.Лассуэлла: "Кто говорит, что, кому, на каком языке, когда и с каким эффектом ?" [Lasswell, 1949:105]. Цель дескриптивной социолингвистики - выявить нормы языкового употребления, т.е. принятые социальные образцы использования языка и поведения по отношению к языку для конкретных социальных общностей. Динамическая модель социологии языка имеет целью установить причины и способы избирательного поведения одного и того же сообщества в различных ситуациях [Fishman,1979:47]. Речь идет о выявлении кодекса норм языкового коллектива, с одной стороны, и типов поведения этого коллектива, с другой стороны.

Дескриптивная социолингвистическая модель, ориентированная на раскрытие компонентов коммуникативной ситуации, наиболее полно, на наш взгляд, разработана Д.Хаймсом. Основные восемь рубрик коммуникативного события обозначаются посредством акронима SPEAKING - Situation, Participants, Ends, Act sequence, Key, Instrumentalities, Norms, Genres - ситуация, участники, эффект, ход действия, ключ, инструментарий, нормы и жанры. Ситуация трактуется как обстановка и сцена: первый термин относится ко времени и месту протекания коммуникативного акта, второй термин - к культурному определению события, например, по признаку официальности. Под участниками речи имеются в виду говорящий и слушающий в личном диалоге, отправитель и получатель речи, если беседа идет по телефону, адресант и публика, если говорящий выступает перед большой аудиторией. Эффект коммуникативного события включает два соотношения: "цель - непредвиденный результат" и "цель - достижение цели". Цели говорящего и слушающего могут не совпадать. Противопоставляются также цели общества (системы) и цели индивида. Например, общественные нормы предписывают обращаться к определенным лицам с использованием титулов, вместе с тем использование титула в том или ином контексте является выбором говорящего. Ход действия характеризует форму и содержание сообщения, последовательность того, что сказано и как сказано. Ключ - это манера передачи сообщения и сигнал для адресата, например, информация в виде торжественного заявления или в виде шутки. Инструментарий включает каналы и формы речи. Каналы речи являются взаимодополнительными способами передачи содержания - речь, мимика, жестикуляция и др. Формы речи представляют собой ту или иную разновидность языка (язык, диалект, арго). Нормы коммуникативного акта распадаются на нормы поведения участников акта и нормы интерпретации содержания. Под жанрами понимаются стандартные языковые формы передачи типизируемого содержания, например, светская беседа, допрос, исповедь [Hymes,1977]. Социальный статус проявляется прежде всего в характеристиках участников общения, однако, в той или иной степени опосредованности, находит выражение во всех компонентах коммуникативной ситуации.

Разновидности каждого компонента речевого акта избирательно связаны с разновидностями других компонентов: цель общения диктует стратегию общения, и это выражается в выборе манеры разговора, формы и содержания сообщения, уместной формы речи, обстановки и т.д. Нарушения норм и ожиданий приводят к сбою общения.

К числу важнейших характеристик говорящего относится установка (attitude), центральное понятие социальной психологии - субъективная ориентация индивида как члена группы в терминах оценочных измерений на те или иные способы социального поведения. Установки бывают аффективными, когнитивными и поведенческими [Eiser,1986:54]. Примером статусного учета в установке может быть отношение полицейского инспектора к жертвам разных преступлений: минимум подозрений вызывают состоятельные жители, подвергшиеся нападению; состоятельные жертвы грабежа вызывают некоторое подозрение, т.к. они могли имитировать грабеж для получения страховки; бедные люди, у которых что-либо украли, вызывают еще большее подозрение, поскольку вероятно, что они сами крадут; максимальное подозрение вызывают представители низшего класса, подвергшиеся нападению, поскольку, с точки зрения полицейского, такие люди обычно сами вызывают или провоцируют нападение [Goffman,1974:306].

В ином ракурсе проявляются характеристики говорящего и слушающего, если строится модель коммуникации в целом. Простейшая модель общения включает отправителя и получателя информации, сообщение и канал связи. Д.Берло, конкретизируя модель коммуникации, выделяет следующие характеристики отправителя и получателя речи: коммуникативные умения, установки, знания, социальная система, культура; в сообщении выделяются элементы, структура, код, содержание и отношение к содержанию; канал связи - это зрение, слух, осязание, обоняние и вкус [Berlo,1960]. Простота является несомненным достоинством приведенной кибернетической модели, но нельзя не согласиться с мнением М.М.Бахтина о том, что рассматривать "слушающего" или "получателя речи" как пассивного партнера "говорящего" было бы в корне неверно, в научном плане такое понимание - фикция [Бахтин,1986:259].

Упомянутая выше дескриптивная модель Дж.Фишмана включает как компоненты речевой ситуации, так и более абстрактные конструкты: 1) социальную ситуацию, определяемую взаимопересечением обстановки, времени и ролевых отношений, которые представляют собой принятые в обществе взаимные права и обязанности, 2) сферу общения (domain), например, общение в семье, в школе, в церкви, в учреждении, 3) комплекс ценностей (value cluster), выводимый из поведенческих сфер общения, 4) коммуникативную сеть (network type), представляющую собой совокупность ролевых отношений, связь участника общения с другими людьми, 5) интеракцию - взаимодействие между коммуникантами; интеракция может носить личный и формальный характер. Социальная ситуация и тип интеракции наблюдаются в речи. Ролевые отношения определяют коммуникативную сеть, социальную интеракцию и тип интеракции [Fishman,1976:257]. В несколько упрощенном виде дескриптивная модель Дж.Фишмана показана на схеме 2.

Схема 2.

Взаимосвязь основных понятий социолингвистики

Комплекс ценностей

Сфера общения Коммуникативная сеть

 

Роли

 

Социальная ситуация Тип интеракции

Речь

Достоинство рассматриваемой схемы заключается в объяснении обусловленности социолингвистических понятий. Таблица 2 иллюстрирует единство сферы общения, роли говорящего, места и темы разговора.

Таблица 2.

Характеристики сферы общения

Сфера общения

Роль говорящего

Место

Тема разговора

Семья

Родитель

Домашняя обстановка

Как должен себя вести хороший сын

Дружеские отношения

Друг

Пляж

Как играть в определенную игру

Производство

Начальник

Рабочее место

Как более эффективно выполнить задание

Приведенное соотношение может быть дополнено функциональным переключением языка в обществе, для которого характерна диглоссия - выбор языка в зависимости от сферы общения и статусно-ролевых отношений между коммуникантами. Так, пуэрториканцы в Нью-Йорке пользуются английским языком в официальных ситуациях и говорят по-испански дома и с друзьями [Breitborde,1983:19].

Существуют сферы общения с заранее заданными характеристиками речи статусно неравноправных партнеров. Типичным примером такой сферы общения является общение учителя и учеников на уроке. В речи учителя выделяются различные сигналы управления совместной деятельностью учащихся: 1) привлечение внимания (Now, don't start now, just listen),2) контроль объема речи (Anything else you can say about it ?), 3) контроль понимания (Do you understand, Stevie ?), 4) резюмирование (Well, what I am trying to say is...), 5) дефинирование ("incarnate" - that means "in the flesh"), 6) направление изложения (That's getting near it), 7) корректировка (Teacher: David, what's the meaning of "paramount" ? Pupil: Important. Teacher: Yes, more than that, all-important.), 8) выделение тем (Well, that's another big subject.) [Stubbs,1983:51-53].

В работе Р.Белла противопоставляются первичные и вторичные социальные отношения по физическим и социальным характеристикам. Первичные социальные отношения (между приятелями в игровой группе, между родителями и ребенком в семье, между учителем и учеником в школе) характеризуются в физическом плане близостью, небольшим объемом, долговременностью, в социальном плане - общими целями, истинной оценкой, обширными знаниями об участниках, свободой, неофициальным контролем и обязательной солидарностью. Вторичные социальные отношения (между офицером и подчиненным в армии, между работодателем и рабочим на предприятии, между исполнителем и зрителем на концерте) характеризуются в физическом плане удаленностью, большим объемом, кратковременностью, в социальном плане - раздельными целями, внешней оценкой, частичным общим знанием участников, принуждением, официальным контролем, обязательной властью [Белл,1980:140]. Анализ первичных и вторичных социальных отношений показывает, что признаки дистанцированности/недистанцированности и формальности/неформальности социального статуса не обусловливают друг друга. Заметим, что Э.Гоффман предостерегает против упрощенного понимания социальной ситуации; например, при анализе "языка уважения" вряд ли правомерно сводить всю типологию отношений к схеме "вышестоящий - нижестоящий", "нижестоящий - вышестоящий" и "равный - равный" [Goffman,1979:63]. Социальные отношения и социальные группы проявляются в общении, в коммуникативных ситуациях, не всегда прогнозируемых и, во всяком случае, прогнозируемых с известной долей вероятности. Идея о том, что у коммуникативных ситуаций есть своя внутренняя логика, четко выражена в герменевтике: "Мы говорим, что мы "ведем" беседу, однако чем подлиннее эта беседа, тем в меньшей мере "ведение" ее зависит от воли того или иного из собеседников. ...Правильнее будет сказать, что мы втягиваемся или даже, что мы впутываемся в беседу." [Гадамер,1988:446]. По мнению исследователей, у социальных ситуаций есть собственные качества и собственная структура. Думается, что в этом есть глубокий смысл, однако, любая схематизация неизбежно связана с упрощением состояния дел. Вероятно, следует выделять не только наиболее яркие дифференциальные признаки, системообразующие для данной социальной ситуации, но и признаки "второй яркости", природа которых носит более сложный характер. В этой связи представляются весьма важными параметры социолекта, выделенные М.Юсселером: 1) групповая принадлежность (социально-экономический статус, поколение, пол, членство в какой-либо организации), 2) ориентация (представления и идеи, возникающие вследствие принадлежности говорящего к группе, слою, классу), 3) исторический фон (социально-историческая ситуация) [Юсселер,1987:145-147].

С иных позиций к социолекту подходит Т.Лукманн, определяя характеристики "институционального речевого стиля", т.е. разновидности языка, используемого в определенном сообществе: 1) обусловленность определенным стилем жизни, 2) закрепленность за определенными сферами общения, 3) выработка специфических показателей соответствующего речевого стиля - особой коннотативной насыщенности применительно к словам, выражающим ценности данного сообщества, особых переосмыслений слов, особых правил речевого этикета и др. [Luckmann,1975:34-39].

Оригинальная семиотическая модель предложена М.Халлидеем, который противопоставляет типы лингвистических ситуаций по трем параметрам: 1) что происходит, 2) кто принимает участие, 3) какую роль играет язык. Эти три переменных, взятые вместе, определяют "регистр" (область значений и средств выражения, определяемых ситуацией). Ситуативные типы или социальные контексты имеют три измерения: поле, тональность, модус (field, tenor, mode). Поле - это предметная область общения, не только тематика речи, но и вся деятельность говорящего или участника общения; тональность (прежде называемая автором "стиль дискурса") относится к отношениям между участниками общения и характеризует степень формализованности этих отношений, наличие старшинства и иерархии, степень знакомства, сходство или различие по личностным характеристикам; модус характеризует канал общения (коммуникация устная или письменная, подготовленная или спонтанная, с микрофоном и записью или нет и т.д.). Языковая вариативность трактуется М.Халлидеем как вариативность относительно говорящего ("диалект") и относительно языка ("регистр" или "диатип") [Halliday,1978:35]. Различие между диалектом и регистром по М.Халлидею показано в таблице 3.

Таблица 3.

Языковая вариативность относительно говорящего и языка

Диалект

Регистр

- это то, как говорят обычно - это то, как говорят в данный момент
- определяется тем, кто вы - определяется тем, что вы делаете
- указывает на различие в социальной структуре (социальная иерархия) - указывает на различие в социальном процессе (разделение труда)
- определяющие переменные: социальное положение, происхождение, поколение, возраст, пол - определяющие переменные: поле (тип социального действия), тональность, ролевые взаимоотношения, модус (знаковая организация общения)

 

Социально-семиотическая модель языка по М.Халлидею (в некоторой модификации) показана на схеме 3.

Схема 3.

Взаимосвязь социосемиотических категорий

Социальная система

 

Социальная структура Контекст Языковая

культуры система

Ролевая структура

семьи - Иерархия

(социальный класс)

 

Социальный Статусные Ситуационные Регистр

диалект и ролевые типы: поле,

отношения тональность,

модус

 

Текст в ситуации

В модели М.Халлидея, отличающейся оригинальностью концепции и нестандартным использованием терминов, социальная структура присутствует повсеместно в процессе лингвистического общения. Исходным фактором, определяющим принципы семиотической организации, является ролевая структура семьи. Эта структура связана с осознанием принадлежности к иерархии, определенному социальному классу или касте. Иерархия определяет социальный диалект и статусно-ролевые отношения. Ситуации общения обусловлены статусно-ролевыми отношениями, контекстом культуры и языковой системой. Языковая система через регистр реализуется в конкретном тексте. В концепции М.Халлидея различие между статусом и ролью на высокой ступени абстракции нейтрализуется, речь идет о статусно-ролевых отношениях.

Воздействие по М.Халлидею осуществляется посредством языковой системы в контексте культуры и направлено на изменение (либо сохранение) существующих статусно-ролевых отношений. Р.Ходж и Г.Кресс предлагают понятие логономической системы (logonomic system) для моделирования воздействия одной социальной группы на другую. Под логономической системой понимается набор правил, определяющих условия для образования и восприятия значений; эти правила определяют следующее: 1) кто имеет право формировать, передавать или знать, понимать значения, 2) что обозначается, 3) каковы обстоятельства обозначения, 4) каковы модусы обозначения (как, когда и почему нечто обозначается) [Hodge, Kress,1988:4]. Логономические правила исторически обусловлены. Так, в Европе XVII века слуги должны были не только молчать во время разговора господ, но и должны были сохранять абсолютно бесстрастное выражение лица: любой намек на готовность участвовать в общении расценивался бы как дерзость [Hodge, Kress,1988:45].

М.Халлидей противопоставляет собственно лингвистику, психолингвистику и социолингвистику как науки о языке, предметом изучения которых являются соответственно система, знание и поведение. В этой связи представляет интерес работа, авторы которой построили интегративную модель знания и поведения. Исходя из того, что одной из коммуникативных функций языка является снижение неопределенности, Ч.Бергер и Дж.Брейдак построили схему снятия когнитивной и поведенческой неопределенности, установив три уровня знания и поведения [Berger, Bradac,1982] (Таблица 4).

Таблица 4.

Уровни коммуникативного знания и поведения

Уровень знания

Уровень поведения

1. Дескриптивный уровень - идентификация человека 1. Культурологический уровень - общие для данной культуры нормы и конвенции
2. Предиктивный уровень- предсказание точки зрения человека, его возможного поведения 2. Социологический уровень - принадлежность к социальной группе, исполняемые роли
3. Экспланаторный уровень - объяснение мотивов поведения человека 3. Психологический уровень - личностные свойства партнера

 

Когнитивная неопределенность (уровень знания) понимается как неопределенность в отношении представлений и установок партнера по коммуникации и/или самого говорящего, поведенческая неопределенность (уровень поведения) - как степень предсказуемости поведения в данной ситуации. Социальный статус человека занимает промежуточную позицию в уровнях понимания человеческого поведения и коррелирует с вероятностным пониманием точки зрения партнера. Это - уровень поверхностного знания, уровень формально-деловых контактов. Следует сказать, что социологический уровень в данном изложении характеризует преобладающую часть человеческих знакомств, поскольку адекватное объяснение мотивов поведения и понимание личностных свойств партнера по общению распространяется обычно на узкий круг самых близких людей. Что же касается дескриптивного уровня (уровня узнавания) и культурологического уровня восприятия поведения (способности определить, относится ли данный индивид к данному обществу в целом, не отличается ли видимыми отклонениями в поведении, не является ли чужим и т.д.), то на этом уровне информация о человеке носит минимальный характер, и поэтому количество таких знакомств является относительно размытым.

Информация о социальном статусе человека расценивается как приоритетная в обществе. Об этом свидетельствует не только детальная специализация социальных характеристик человека в лексической семантике [Белашова,1980; Мейрманова,1990], но и психологическая закономерность запоминания наиболее важных характеристик человека при знакомстве: сначала запоминается лицо (уровень идентификации), затем - занятие (уровень классификации) и, наконец, имя и дополнительная характеристика (уровень характеризации) [Cohen,1990:288]. На уровне классификации человек определяется как представитель определенного социального слоя, профессии и т.д. Дополнительная информация включает вытекающие из классифицирующего набора признаков характеристики, например, собственность, стиль жизни, типичное поведение.

В теории речевой деятельности факторы, обслуживающие реализацию речевой интенции, составляют восьмичленное образование: 1) язык, 2) степень владения языком (ребенок или взрослый, говорящий на родном или неродном языке), 3) функционально-стилистический фактор: а) выбор речи в зависимости от целевой направленности конкретного высказывания, б) выбор формы речи - устная или письменная, монологическая или диалогическая, в) выбор стилистических средств в соответствии с социально отработанной ситуацией - речь на совещании или беседа в коридоре, 4) социолингвистический фактор - шкала социальных отношений, соотношение социальной роли говорящего и собеседника, 5) аффективный фактор, 6) индивидуальные различия в речевом опыте, 7) речевой контекст, 8) речевая ситуация [Леонтьев,1974:34-35].

Подведем некоторые итоги.

Социальный статус человека относится к числу центральных категорий социолингвистики. Концептуальная связь рассматриваемой категории с другими ближайшими понятиями социолингвистики показана на схеме 4.

Схема 4.

Социальный статус человека в системе социолингвистических категорий

Речевые коллективы

Культура, комплекс Деятельность,

ценностей поведение

Статус

Роль

Речевое событие, Коммуникатив-

речевой акт ная сеть

Сфера общения,

ситуация

Социально-коммуникативная система (язык)

Литературный язык, социолекты, диалекты

 

А Б В

 

В центре нашей схемы находится концепт социального статуса человека, самым близким понятием к предмету нашего изучения является концепт роли, тесно связаны с понятием социального статуса концепты комплекса ценностей, стратифицированного речевого коллектива, поведения, речевого события / акта, сферы и ситуации общения, коммуникативной сети и языка в его разновидностях. Связи с остальными понятиями носят опосредованный характер. На схеме показаны оси концептуального развертывания: ось А - деятельность / поведение -- речевое событие / речевой акт - предполагает рассмотрение статуса в аспекте поведения человека, ось Б - речевой коллектив -- язык - предполагает освещение статуса в плане стратификационно-ситуативной вариативности, ось В - культура / комплекс ценностей -- коммуникативная сеть - мыслится как изучение статуса в аспекте стиля жизни. Поведение, стратификация и стиль жизни составляют модель концепта социального статуса человека. Эта модель предлагается в качестве дедуктивного социолингвистического ориентира для изучения предмета нашего исследования. 

Продолжить чтение | Вернуться к началу страницы | Связаться с автором

 

 

куплю пенополистирол
Используются технологии uCoz