Карасик В.И. Язык социального статуса.
М.: Ин-т языкознания РАН; Волгогр. гос. пед. ин-т, 1992. - 330 с.


1.4.2.ВЕЖЛИВОСТЬ КАК ОЦЕНКА СТАТУСА ЧЕЛОВЕКА

Вежливость по своей сути есть проявление уважения к другому человеку. Определение вежливости как хороших манер акцентирует процессуальную сторону (поведенческий, внешний план) этого явления. Внешняя сторона явления в известной мере автономна, и поэтому хорошие манеры могут сочетаться с низкими целями и отсутствием уважения к человеку. Это внутреннее напряжение в понятии "вежливость" находит в английском языке лексическое выражение: polite - "вежливый" и courteous - "вежливый, учтивый, обходительный" различаются тем, что первое слово в большей мере обозначает внешний аспект поведения, а второе слово - гармонию внешнего проявления и внутреннего доброго расположения к человеку.

Вежливость как предмет лингвистического изучения неоднократно привлекала к себе внимание языковедов [Altmann,Riska,1966; Алпатов,1973; Lakoff,1973; Хохлова,1973; Mohan,1974; Ferguson,1976; Скорбатюк,1977; Assadi,1980; Hause,Kasper,1981; Fraser,Nolen,1981; Lange,1984; Ogino,1986; Brown,Levinson,1987; Lavandera,1988; Gu,1990; Kasper,1990]. В лингвистической литературе вежливость анализируется либо в плане исследования общих стратегий поведения, либо в плане выявления специфики выражения положительного отношения к человеку на материале частных речевых актов в конкретном языке (извинения, благодарности, комплименты, выражения сочувствия и т.д.). Первое направление является, на наш взгляд, пограничной областью между социолингвистикой и прагмалингвистикой и в наиболее полном виде представлено в монографии Пенелопы Браун и Стивена Левинсона "Вежливость: некоторые универсалии языкового употребления". Второе направление связано с изучением речевого этикета и речевых актов, являющихся предметом прагмалингвистики. По мнению Г.Каспер, проблематика вежливости как лингвистического феномена включает такие вопросы, как разработка концепции вежливости (стратегии ухода от конфликтов и типы социальной индикации); характеристика нарушений вежливости; социально-психологические факторы, определяющие формы и функции вежливого поведения; вежливость и типы дискурса; языковое выражение вежливости [Kasper,1990:194].

В основе теоретической концепции П.Браун и С.Левинсона лежит понятие общественного лица как самоуважения индивида. Существуют два основных желания, связанных с самоуважением (сохранением лица): 1) желание не испытывать помех в своих действиях и 2) желание получить одобрение. Эти желания определяют общие поведенческие стратегии смягчения угрозы самоуважению человека, а именно: негативную и позитивную вежливость. Негативная вежливость связана с предоставлением свободы человеку, позитивная вежливость - с демонстрацией единства и солидарности.

Выделяются три типа поведенческих актов, ограничивающих свободу человека: 1) предопределение будущего действия этого человека (приказы и просьбы, советы, напоминания, угрозы и предупреждения), 2) вовлечение человека в долг (предложения и обещания), 3) выражение желания что-либо получить от человека в будущем (комплименты, выражения зависти и восхищения, а также выражения ненависти, гнева, вожделения), и два типа поведенческих актов, ставящих под удар позитивную самооценку: 1) отрицательная оценка поступков или мнений человека (выражения неодобрения, критики, презрения, насмешки; жалобы, обвинения и оскорбления, а также возражение, несогласие и вызов) и 2) игнорирование достоинства человека (выражение бесконтрольных эмоций, использование табуированных тем, сообщение отрицательной информации о человеке и положительной информации о самом себе, создание чрезмерно эмоциональной атмосферы, явное невнимание к человеку, неправильное обращение к человеку).

Все поведенческие акты, ограничивающие свободу или ставящие под удар самооценку человека, реализуются в трех типовых стратегиях: 1) намеренная неясность, вуалирование смысла посредством метафоры, иронии, риторических вопросов, различных намеков, 2) прямое выражение смысла без смягчающих средств, 3) вежливое выражение смысла в виде негативной и позитивной вежливости.

Прямое выражение смысла в рассматриваемом вопросе реализуется, как правило, в трех случаях: а) в чрезвычайных обстоятельствах (Mind your head ! - "Берегите голову !"), б) в определенных формулах общения, не задевающих самоуважения человека (Come in ! - "Войдите !"), в) в случае руководства и приказания. Формульное общение допускает императивы в высказываниях типа "Excuse me; don't be sad; have fun, а также в различных рецептах [Brown, Levinson, 1987:13,24,61,65-67,69].

Стратегии позитивной вежливости состоят в выражении солидарности говорящего со слушающим и выражаются в 15 линиях поведения: 1) проявление внимания к человеку, 2) эмоциональная эмфаза (How absolutely marvellous !), 3) интенсификация интереса к слушателю (в частности, прямое цитирование и вовлечение слушателя в диалог выражениями You know ? Isn't it ?), 4) создание атмосферы внутригрупповой идентичности, использование диалекта, жаргона, диминутивов, обращения на "ты", эллиптических образований, 5) стремление к согласию ("надежные темы" в беседе, повторы в диалогах), 6) избегание несогласия (внешнее согласие: "Да, но..." лучше, чем "Нет."; использование ограничителей типа sort of, kind of, in a way, 7) создание "общей территории", например, докторское "мы" в предложениях типа "Как мы сегодня себя чувствуем ?", 8) шутки, 9) учет желаний и склонностей слушающего, 10) предложения и обещания, 11) выражение оптимизма в просьбе (в том смысле, что просьба легко выполнима), 12) вовлечение слушающего в деятельность (инклюзивное значение местоимения "мы"), 13) обоснование предложений и просьб как подчеркивание взаимодействия и сотрудничества, 14) утверждение взаимности обязательств ("Я сделаю это для тебя, а ты сделай то для меня"), 15) подарки слушающему в виде материальных предметов или знаков симпатии, понимания и солидарности.

Стратегии негативной вежливости состоят в предоставлении свободы действий слушающему, что в традициях западной культуры обычно и понимается как вежливость. Эти стратегии сводятся к 10 линиям поведения: 1) избегание прямых просьб, использование косвенных речевых актов, 2) формулирование высказываний в смягчающей модальной упаковке, 3) выражение пессимизма в просьбе (сомнение в том, что просьба выполнима), 4) минимизация возможного ущерба (так, нищие просят подать им хоть цент, но приходят в ярость, если им дают меньше, чем десять центов), 5) проявление уважения посредством принижения собственного положения и возвышения положения адресата, 6) готовность извиниться (констатация возможных неудобств, связанных с просьбой, констатация нежелания помешать адресату, объяснение причин просьбы, собственно извинение), 7) имперсонализация участников общения (использование пассива, неопределенно-личных местоимений, безличных конструкций и т.д.), 8) генерализация требований в виде независимых от говорящего норм: "I am sorry but late-comers cannot be seated till the next interval" - "Извините, но опоздавшим не могут быть предоставлены места до следующего антракта", 9) номинализация утверждений - перевод конкретных событий в разряд более общих явлений, 10) принятие на себя долга по отношению к адресату ("Я Вам буду очень благодарен, если...").

Стратегии вуалирования состоят в том, чтобы избежать навязывания своей позиции адресату, и будучи весьма близкими к стратегиям негативной вежливости, отличаются от последних тем, что говорящий, стремясь не задеть собеседника, в то же время заботится о том, чтобы сохранить свое лицо. Выделяются 15 поведенческих линий: 1) прямые намеки ("Скучный фильм !" -- "Давай уйдем !"), 2) ассоциативные ключи, отдаленные намеки ("Завтра, вероятно, будет ярмарка" -- "Подвезите меня туда"), 3) фокусирование ("Я сегодня снова вымыл машину." -- "А ты..."), 4) преуменьшение ("Как дела у Гарри ?" - "Ничего опасного." -- "Не очень хороши у него дела"), 5) преувеличение ("Я сто раз пытался дозвониться"), 6) тавтология (Война есть война), 7) противоречия ("Ты расстроился ?" - "И да, и нет"), 8) ирония, 9) многозначная метафоризация (Harry is a real fish - "He drinks/ swims/ is slimy/ is cold-blooded like a fish" - "Гарри - настоящая рыба" - специфика идиоматики: пьет/ плавает/ скользкий/ холодный, как рыба), 10) риторические вопросы, 11) двусмысленность (John's a pretty sharp cookie ! - "Джон - очень хитрый/ привлекательный" - от коннотации слова sharp зависит прочтение смысла фразы, которая может быть и комплиментом, и оскорблением), 12) неопределенность (Perhaps someone did something naughty - "Наверное, кто-то сделал что-то пакостное" - ясно, о ком идет речь и ясно, что сделано), 13) генерализация, использование пословиц (Mature people sometimes help to do the dishes - "Зрелые люди иногда помогают вымыть посуду"), 14) замещение адресата (например, просьба одной секретарши к другой передать брошюрователь; рядом стоит посторонний человек, если он захочет, он передаст этот предмет сам, просьба обращена фактически к нему), 15) неоконченные высказывания [Brown, Levinson, 1987:102,131,214].

Исследование П.Браун и С.Левинсона излагается нами подробно не только потому, что их модель рассматривается во многих работах как стандартная теория вежливости, но прежде всего потому, что эта модель раскрывает различныве стороны статусной оценки человека. Можно не согласиться с некоторыми моментами в классификации поведенческих стратегий. Так, 15 линий позитивной вежливости группируются в шесть ветвей выражения а) заинтересованности в адресате, б) групповой общности, в) общности мнений и знаний, г) знания потребностей адресата, д) рефлексивности, е) взаимности. Представляется, что противопоставление рефлексивности и взаимности носит искусственный характер в рамках предложенной модели. Проявление симпатии к человеку или одаривание его подарками в ряду стратегий позитивной вежливости выглядит, на наш взгляд, несколько неуместно; если вежливость понимается столь широко, то можно было бы включить в поведенческие стратегии и оказание помощи адресату, и защиту, и просьбу о покровительстве и т.д. Речь идет о размытости критериев классификации. В ряде случаев авторы руководствовались тенденцией симметричности стратегий позитивной и негативной вежливости. Так рассматриваются стратегии оптимизма и пессимизма. Негативной вежливости, действительно, свойственен пессимизм в упаковке просьбы, использование отрицания или субъюнктива в вопросе с тем, чтобы у адресата было больше оснований ответить отрицательно и при этом не потерять лицо. Внутренняя логика такой упаковки может быть представлена следующим образом: "Исходя из того, что скорее всего у вас нет того, что я хотел бы попросить, я не буду на вас в обиде, если вы ответите отрицательно." Оптимизм в упаковке просьбы соответствует, вероятно, следующей модели рассуждения: "Исходя из того, что вы с удовольствием выполните мою небольшую просьбу, которая для вас не связана ни с какими затруднениями, я хочу вам доставить радость, обратившись с этой просьбой." Пессимизм негативной вежливости предполагает большую вероятность отрицательного ответа, но допускает и положительный ответ. Оптимизм позитивной вежливости фактически не оставляет адресату возможности дать отрицательный ответ и не потерять лицо. Сравниваемые стратегии не являются симметричными. Линии негативной вежливости также не образуют классификационного единства: по способу языковой упаковки выделяются линии модального смягчения просьбы, имперсонализации, номинализации; по соотношению стимула и реакции - линии пессимизма, минимизации ущерба, готовности к извинению, уважения; по признаку статусного неравенства - линии уважения и принятия на себя долга.

Приведенные классификационные несоответствия являются неизбежным следствием любой естественной классификации, которая по природе своей основывается на нескольких критериях одновременно в отличие от дихотомической классификации, представляющей собой формально-логическую схему, так или иначе упрощающую действительность. Ценность классификации, однако, состоит как в полноте, так и в непротиворечивости. Сильная сторона цитируемой классификации состоит, на наш взгляд, в ее полноте и эмпирической обоснованности, а также в большой объяснительной мощности основного концепта - лица в двух его ипостасях, учитываемых в позитивной и негативной вежливости, и не случайно эта работа входит в теоретическое обоснование многих социолингвистических и прагмалингвистических исследований.

С точки зрения социального статуса противопоставление позитивной и негативной вежливости соответствует противопоставлению персональной и социальной дистанции. Позитивная вежливость - это общение в среде "своих", негативная вежливость - общение в среде "чужих". Вопрос, связанный с оценочным статусом человека применительно к персональной и социальной дистанции, формулируется так: в чем состоит сходство и различие вежливого и невежливого (грубого) поведения человека в среде своих и в среде чужих ? Мы предполагаем, что подобно различиям в позитивной и негативной вежливости существуют различия в позитивной и негативной невежливости, и эти различия обусловлены системой ценностей общества, культурными доминантами, обобщаемыми в абстрактном социологическом и антропологическом понятии "этос". Этос - это характер культуры сообщества или группы, определяющий систему моральных норм - этику.

Для выделения сходства и различия в статусной оценке своих и чужих необходимо определить аспекты сопоставления поведенческих актов. Мы рассматриваем статусно-оценочное поведение в следующих аспектах: а) позиция говорящего, б) взаимосвязь говорящего и адресата, в) способ языкового выражения. Эти аспекты представляют собой разновидность стандартной схемы коммуникативной ситуации, включающей прежде всего участников общения и отношения между ними. Позиция говорящего включает следующие моменты: эмоционально-волевой самоконтроль говорящего, рефлексия говорящего, вектор самоуважения. Взаимосвязь говорящего и адресата выражается в реакции партнера и векторе зависимости.

Эмоционально-волевой самоконтроль говорящего выражается в степени искренности, т.е. в соотношении подлинного и предъявляемого чувства, и в степени волевого самоконтроля, т.е. в соотношении соблюдения предписаний и спонтанного проявления желаний.

Общение на персональной дистанции требует искренности и допускает определенную спонтанность в проявлении желаний. Неискреннее поведение подрывает целостность группы, с одной стороны, и быстро разоблачается на близкой дистанции, с другой стороны. По этим же причинам происходит спонтанное проявление желаний в малой группе. Общение на социальной дистанции требует формального соблюдения приличий и сдержанности. Уважение на персональной дистанции проявляется как симпатия, положительное эмоциональное отношение к конкретному человеку, неуважение - как антипатия, ненависть и презрение, не сдерживаемое правилами приличия. Уважение на социальной дистанции проявляется как признание превосходства, соблюдение дистанции по отношению к представителю более высокой статусной группы и характеризуется меньшей степенью искренности и высокой мерой волевого самоконтроля. Неуважение на социальной дистанции - это прежде всего игнорирование человека и избегание контактов с ним. В рассказе Д.Г.Лоуренса "Прусский офицер" говорится о взаимоотношениях прусского офицера с солдатами: With the men...he was merely impersonal, though a devil when roused; so that, on the whole, they feared him, but had no great aversion from him. (D.H.Lawrence). Холодное презрение офицера к рядовым выражается как бесстрастное, равнодушное отношение; он игнорирует людей, пока владеет собой, но в ярости, т.е. в состоянии эмоционального аффекта, беспощаден к подчиненным. Следовательно, неуважение может "соскальзывать" с социальной дистанции на персональную. Это свойственно и уважению, которое превращается в поклонение.

Для многих представителей западной цивилизации умение скрывать свои чувства и составляет признак цивилизованного человека. Так считает герой рассказа Р.Киплинга "Лиспет": Being a savage by birth, she took no trouble to hide her feelings, and the Englishman was amused. (R.Kipling). - Будучи дикаркой по рождению, она (Лиспет) не старалась скрыть своих чувств, и это забавляло англичанина.

Рефлексия говорящего в той или иной степени может иметь место, совпадая и не совпадая с речевым актом. В нашем понимании рефлексия представляет собой рациональную сторону поведения, выражаясь как некоторая дистанцированность или отстраненность субъекта действия заранее (планирование), впоследствии (воспоминание) и во время самого действия (самонаблюдение). Самонаблюдение связано с самоконтролем, поэтому рефлексия во время беседы распространяется на речевые акты, связанные прежде всего с негативной вежливостью. Например: He affected cheerful acceptance of my somewhat officious proposal to accompany him. (O.Henry). - "Он сделал вид, что с радостью принял мое несколько навязчивое предложение составить ему компанию". Герой рассказа О.Генри оценивает речевой акт, как бы со стороны наблюдая за собой и своим партнером. Примером контрастной рефлексии является начало 138 сонета В.Шекспира: When my love swears that she is made of truth I do believe her, though I know she lies... (W.Shakespeare) -"Когда клянешься мне, что вся ты сплошь служить достойна правды образцом, я верю, хоть и вижу, как ты лжешь..." (Пер.С.Маршака). На персональной дистанции рефлексия сочетается с мучительной двойственностью чувства - верить и в то же время не верить, сомневаться и в то же время пытаться устранить сомнения. На социальной дистанции рефлексия связана с расхождением предъявляемого и подлинного чувства. При этом предъявляемое чувство ритуализируется настолько, насколько это требуется для однозначной интерпретации в терминах приличий. Человек может процедить сквозь зубы поздравление, если от него требуется лишь формальная дань нормам поведения. Рефлексия помогает людям сохранить свое внутреннее единство в ситуациях, когда нормы поведения заставляют человека подавлять в себе подлинные чувства и желания: In business, I ruminated, I'd have to soft-soap people whom I despised. (J.Braine). Герой романа Дж.Брейна "Путь наверх" проектирует речевые акты лести, которые часто сопровождаются отрицательным отношенимем льстеца к предмету лести: "...мне придется подмазываться к людям, которых я презираю." Социальное взаимодействие требует демонстрации положительного отношения к партнеру. Напряжение между вынужденным поведением в обществе и естественными чувствами снимается рефлективно: человек оправдывается перед собой, приводя рациональные доводы в пользу вынужденного поведения. На персональной дистанции рефлексия отражает борьбу чувств, знаменитое Odi et amo Катулла - "Ненавижу, любя". На социальной дистанции рефлексия выражается в отстраненности человека от внешне формального проявления уважения, эта отстраненность может принять форму внутренней насмешки, рационального объяснения или констатации собственной несостоятельности. Теоретически допустимо внешнее выражение неуважения, рефлективно опосредованное внутренним положительным отношением, своеобразное уважительное игнорирование. Но такое отношение является достаточно редким. Следует отметить, что уважительное игнорирование не тождественно понятию "вежливое невнимание" - civil inattention [Giddens,1987:123]. Имеется в виду то обстоятельство, что излишнее внимание к незнакомым людям, пристальное их разглядывание вызывает отрицательные чувства. Чем ближе в транспорте или в толпе оказались друг к другу незнакомые или малознакомые люди, тем настоятельнее социальное требование "вежливого невнимания", т.е. требование, предписывающее отвести взгляды, не рассматривать человека и в общем делать вид, что рядом как будто бы никого нет.

Вектор самоуважения представляет собой соотношение заботы о своем лице и о репутации партнера. П.Браун и С.Левинсон не случайно выбрали термин "лицо" для понятия самоуважения: репутация - это мера уважения со стороны других людей, это - доброе имя человека, лицо же - это уважение к самому себе. Потеря репутации не всегда есть потеря лица, и наоборот. Мы говорим о репутации партнера, а не о его лице потому, что статусная оценка - это соотносительная оценка позиции людей с чьей-либо точки зрения. Субъект оценки играет центральную роль, он может быть вышестоящим и нижестоящим, но в любом случае находится в фокусе рассмотрения. Поэтому и лицо партнера раскрывается в восприятии центрального участника общения, а это уже взгляд со стороны, и, следовательно, правомерно говорить о репутации партнера.

Теоретически возможны следующие соотношения статусных оценок применительно к самоуважению участников общения: 1) А заботится только о своем собственном лице, 2) А заботится только о репутации Б, 3) А заботится в большей мере о своем лице, чем о репутации Б, 4) А заботится в меньшей мере о своем лице, чем о репутации Б, 5) А заботится как о своем лице, так и о репутации Б, 6) А не заботится ни о своем лице, ни о репутации Б. Вежливость подразумевает приоритетную заботу о репутации партнера, т.е. нормальной ситуацией вежливого общения является соотношение (4), акцентированная вежливость проявляется не только как возвышение адресата, но и как принижение говорящего, соотношение (2). Соответственно, невежливое поведение выражено в соотношении (3), а предельно невежливое - в соотношении (1). Соотношение (5) является пограничным между вежливым и невежливым поведением. Этот вид поведения представлен во многих случаях вуалирования позиции говорящего. Соотношение (6) характеризует либо отсутствие контакта и общения, либо предельно аффективное общение на персональной и интимной дистанции. Приведем пример не очень вежливого приглашения: Miss Grier ...drew me aside with an irresistible vehemence, and standing against my ear said: "You are to come back here to-night. There will be some people in to a late supper whom I want you to meet. You can, can't you ?" I made some show of protest, and the effect was appalling. "But, my dear young man," she cried, "I'll have to ask you to trust me. ...The fact is I have already telephoned a very dear friend of mine..." (T.Wilder). Приглашение герою романа Т.Уайлдера "Каббала" сделано в безапелляционной форме, с "непреодолимой горячностью" и особым выражением долженствования: форма you are to do something употребляется со значением распределения обязанностей. Услышав отказ, мисс Грие начинает кричать и объясняет герою, что он может ее подвести, если не вернется, так как она уже дала определенные обязательства. Планы и желания героя не очень интересуют мисс Грие, она озабочена только тем, чтобы собрать интересное общество.

Реакция партнера несомненно прогнозируется говорящим, сознательно или бессознательно, и в соответствии с имеющимся в литературе по коммуникативным ситуациям противопоставлением цели и результата речевого акта мы противопоставляем предполагаемую и фактическую реакцию партнера. Цель вежливого поведения - убедить партнера в добром отношении к нему и вызвать ответное доброе отношение. На персональном уровне ответная реакция должна быть личностной, на социальном уровне - формально приемлемой. Цель невежливого поведения определяется, на наш взгляд, сложнее. Это может быть стремление выйти на открытый конфликт и выяснить отношения с партнером на персональной дистанции, желание унизить партнера по общению и изменить статусное отношение на социальной дистанции; невежливое поведение может быть и бесцельным, в таком случае оно является показателем эмоционального срыва. Предполагаемая и фактическая реакция могут совпадать и не совпадать, вежливое обращение может вызвать неожиданную отрицательную реакцию, а намеренное оскорбление может не реализоваться. Примером несовпадения демонстрации явного неуважения и ответной предполагаемой реакции является обмен репликами персонажей из пьесы Б.Шоу: Louka (with searching scorn): "You have the soul of a servant, Nicola." Nicola (complacently): "Yes: thats the secret of success in service." (B.Shaw). Реплика девушки носит оскорбительный характер ("У тебя - душа слуги"), но Никола не принимает оскорбления: он не видит ничего позорного в статусе слуги. Оскорбления воспринимаются как таковые только в том случае, когда участники общения разделяют единую систему ценностей.

Вектор зависимости показывает зависимость говорящего от адресата или адресата от говорящего. Этот вектор собственно и определяет позицию говорящего как статус вышестоящего или нижестоящего. Вежливое отношение вышестоящего к нижестоящему на персональной дистанции - это покровительство старшего и сильного младшему и слабому, защита, помощь и симпатия. На социальной дистанции вежливое отношение к нижестоящему партнеру представляет собой возвышение статуса этого партнера до своего собственного, т.е. учтивое общение на равных. Вежливое отношение нижестоящего к вышестоящему на персональной дистанции - это отношение доверия, признательности, подчинение человеку, который может защитить. На социальном уровне такой тип отношения выражается как строгое соблюдение дистанции и открытая демонстрация признания своего более низкого статуса. Невежливое отношение вышестоящего к нижестоящему на персональной дистанции выражается как отношение грубого доминирования, подчинения, не принимающего во внимание желания и чувства подчиненного человека. На социальной дистанции рассматриваемый тип отношения подобен персональному доминированию, но на первый план здесь выступает инструментальная функция, определяющая взаимоотношения руководителя и подчиненного. Для такого руководителя существуют только интересы дела, а люди выступают в качестве инструментов, средств для достижения цели. Невежливое отношение нижестоящего к вышестоящему на персональном уровне есть хамство в бытовом исполнении, т.е. дерзко-бесстыдное отношение к старшим. И, наконец, невежливое отношение к вышестоящему на социальной дистанции представляет собой попытку понижения статуса этого человека и предъявления претензии на право занимать более высокое положение. Отношения между приведенными типовыми поведенческими линиями характеризуются сочетаемостью и несочетаемостью, производностью и непроизводностью. Так, покровительство может перейти в деспотизм, игнорирование статусных различий - в хамство, деспотизм связан с инструментальным отношением к человеку, между покровительством и подчинением, а также между деспотизмом и хамством существуют отношения взаимодополнительности.

Способ языкового выражения статусно-оценочного поведения рассматривается нами в двух планах: а) прямое или косвенное выражение, б) развернутое или свернутое выражение. Например, жанровая специфика приказов выражается в прямой и свернутой форме, косвенное выражение приказа смыкается с просьбой.

Вежливое поведение на персональной дистанции допускает как прямое, так и косвенное выражение, однако, принцип открытости, свойственный позитивной вежливости, делает более естественным прямое выражение просьбы, поддержки, извинения. Тезис о естественности ограниченного кода в замкнутой малой группе ведет к признанию свернутого, эллиптического способа выражения положительного отношения к адресату на персональной дистанции. Способы выражения такого поведения стандартны.

Невежливое поведение на персональной дистанции есть прежде всего выражение бесцеремонного отношения. Приведем пример из фантастической встречи моряков с Королем чумы в рассказе Э.По:

"It becomes our duty upon the present happy occasion -"

"Avast there !" interrupted Legs, looking very serious, "avast there a bit, I say, and tell us who the devil ye all are, and what business ye have here, rigged off like the foul fiends..." (E.A.Poe) - "Пользуясь данной счастливой возможностью, считаю нашим долгом -" "Стоп !" - прервал Легс, с очень серьезным видом, "стоп, я говорю, и скажите нам, кто вы все, черт возьми, и что вы здесь делаете, разнаряженные как дьяволы..." Герой многократно нарушает правила поведения, переводя общение с незнакомцами на персональную дистанцию в грубом ключе: прерывается речь говорящего, отдаются приказы замолчать и отвечать на вопросы, формулированные с использованием ругательства и неуважительных характеристик участников общения. Грубая речь героя контрастирует с церемонным началом фразы, которую собирался произнести Король чумы.

Вежливое поведение на социальной дистанции стремится к формульному выражению. При этом формульное общение, эвфемистически сглаживая возможные острые углы, отчасти затушевывает действительное положение дел, которое может быть словесно выражено на персональной дистанции. Например: "Sent down for indecent behaviour, eh ?" said Mr.Levy... "Well, I don't think we'll say anything about that. We call that sort of thing "Education discontinued for personal reasons", you understand." (E.Waugh). - "Исключен за недостойное поведение, а ?" - сказал м-р Леви... "Что ж, я не думаю, что мы будем об этом говорить. Мы называем такие вещи "Образование, прерванное по личным обстоятельствам", вы понимаете". Формульное общение выражается посредством прямых обозначений речевых актов, однако, в силу условности вежливых формул эти высказывания произносятся и воспринимаются как внешнее проявление норм общения. Действительное отношение говорящего к адресату является намеренно размытым и выводится только из контекста и ситуации, и в этом смысле, вероятно, уместно говорить о косвенном выражении отношения говорящего к партнеру на социальной дистанции. Формулы вежливости могут быть как развернутыми, так и свернутыми.

Языковое выражение невежливого поведения на социальной дистанции в прямой форме соскальзывает на персональную дистанцию, а в косвенной форме сводится к различным намекам, оскорбительным для человека: "...the senator from Georgia has some ...ah...personal problems and might be inclined to imagine things under certain circumstances." (F.Knebel, C.Bailey). В приведенном примере из романа Ф.Нибела и Ч.Бейли "Семь дней в мае" модальносмть предположения эвфемистически камуфлирует уверенность говорящего: "У сенатора из Джорджии есть ...э...проблемы личного свойства, и он может быть склонен кое что представлять себе в определенных обстоятельствах." Речь идет о том, что сенатору якобы пригрезилась несуществующая военная база, поскольку он был пьян.

Существует особый тип светской беседы, относящийся к вежливому общению, постоянно балансирующий между насмешкой и выражением симпатии: Lord Augustus: "Now, really, Mrs.Erlynne, allow me to explain." Mrs.Erlynne: "No, dear Lord Augustus, you can't explain anything. It is your chief charm." (O.Wilde).- "Но, в самом деле, миссис Эрлин, разрешите мне объяснить." - "Нет, дорогой лорд Огастус, Вы ничего не можете объяснить. В этом - Ваше главное очарование." Открытая насмешка относительно интеллектуальной несостоятельности светского щеголя из пьесы О.Уайльда дополняется выражением к нему симпатии.

В обобщенном виде характеристики статусно-оценочного поведения могут быть представлены следующим образом:

1. Позиция говорящего

1.1. Эмоционально-волевой самоконтроль

1.1.1. Степень искренности

1.1.1.1. Уважительное отношение на персональной дистанции

1.1.1.2. Уважительное отношение на социальной дистанции

1.1.1.3. Неуважительное отношение на персональной дистанции

1.1.1.4. Неуважительное отношение на социальной дистанции

1.1.2. Степень волевого самоконтроля

1.1.2.1. Контроль положительного отношения на персональной дистанции

1.1.2.2. Контроль положительного отношения на социальной дистанции

1.1.2.3. Контроль отрицательного отношения на персональной дистанции

1.1.2.4. Контроль отрицательного отношения на социальной дистанции

1.2. Рефлексия говорящего

1.2.1. Рефлексия на персональной дистанции

1.2.2. Рефлексия на социальной дистанции

1.3. Вектор самоуважения

1.3.1. Предельно вежливое отношение к партнеру

1.3.2. Вежливое отношение к партнеру

1.3.3. Невежливое отношение к партнеру

1.3.4. Предельно невежливое отношение к партнеру

1.3.5. Вуалирование отношения к партнеру

1.3.6. Отсутствие контакта либо аффективное общение

2. Взаимосвязь говорящего и адресата

2.1. Реакция партнера

2.1.1. Предполагаемая реакция партнера

2.1.1.1. Вежливая реакция на персональной дистанции

2.1.1.2. Вежливая реакция на социальной дистанции

2.1.1.3. Невежливая реакция на персональной дистанции

2.1.1.4. Невежливая реакция на социальной дистанции

2.1.2. Фактическая реакция партнера

2.1.2.1. Вежливая реакция на персональной дистанции

2.1.2.2. Вежливая реакция на социальной дистанции

2.1.2.3. Невежливая реакция на персональной дистанции

2.1.2.4. Невежливая реакция на социальной дистанции

2.2. Вектор зависимости

2.2.1. Отношение вышестоящего к нижестоящему

2.2.1.1. Вежливое отношение на персональной дистанции

2.2.1.2 Вежливое отношение на социальной дистанции

2.2.1.3. Невежливое отношение на персональной дистанции

2.2.1.4. Невежливое отношение на социальной дистанции

2.2.2. Отношение нижестоящего к вышестоящему

2.2.2.1 Вежливое отношение на персональной дистанции

2.2.2.2. Вежливое отношение на социальной дистанции

2.2.2.3. Невежливое отношение на персональной дистанции

2.2.2.4. Невежливое отношение на социальной дистанции

3. Способ языкового выражения

3.1. Прямое выражение

3.1.1. Прямое развернутое выражение

3.1.1.1. Вежливое поведение на персональной дистанции

3.1.1.2. Вежливое поведение на социальной дистанции

3.1.1.3. Невежливое поведение на персональной дистанции

3.1.1.4. Невежливое поведение на социальной дистанции

3.1.2. Прямое свернутое выражение

3.2. Косвенное выражение

3.2.1. Косвенное развернутое выражение

3.2.2. Косвенное свернутое выражение

Способы языкового выражения статусной оценки подробно рассматриваются в данной работе ниже.

Формулы вежливости характеризуются двоякой обусловленностью: с одной стороны, существует необходимость произнести определенную формулу в определенной ситуации, с другой стороны, отмечается необходимость произнести любое приличествующее ситуации высказывание в определенных обстоятельствах. Так, после еды по-румынски, как и по-русски, обычно говорят "спасибо", а по-французски благодарность не является обязательной, но необходимость "что-то сказать" остается [Slama-Cazacu,1986:49-50]. Иначе говоря, существуют относительно жесткие и относительно свободные формулы вежливости. Степень жесткости/ свободы зависит от ситуации общения: чем протокольнее, официальнее ситуация общения, чем более акцентируется статус участников, тем более жесткими будут формулы общения, включая формулы вежливости. Вместе с тем обусловленность той или иной формулы объясняется не только официальностью ситуации, но и содержанием соответствующего нормативного действия и традициями этноса. Первоначально многие формулы вежливости были магическими заклинаниями, призывавшими милость богов. Именно поэтому при встрече у многих народов необходим длинный обмен вопросами о здоровье близких с перечислением всех родственников. Не упомянуть кого-то значит не призвать благорасположения божества к этому человеку.

Нормы вежливости привязаны к каналу общения: в США, например, не принято, по свидетельству Р.Уордхау, звонить по телефону просто так, для поддержания контакта. Если сын звонит своей матери, чтобы просто сказать "Привет !" и услышать ее голос, то она начинает беспокоиться и спрашивает: "Почему ты звонишь ? У тебя что-нибудь случилось ?" [Wardhaugh,1976:105]. Телефонный разговор приравнивается к телеграмме и непременно должен содержать некоторую информацию. Разумеется, такая норма разделяется не всеми американцами.

Нормы вежливости проявляются в соотношении выражаемой и подразумеваемой информации. Можно построить следующую модель выражения информации: 1) то, что обязательно должно быть сказано (этикетные формулы общения, а также собственно обмен информацией), 2) то, что не обязательно должно быть сказано (дополнительные этикетные формулы, произносимые для смягчения категоричности, демонстрации уважения и т.д., а также словесное выражение того, что обычно понимается ситуативно), 3) то, о чем обязательно следует умолчать (табуированные темы и формы выражения, включая паралингвистические способы передачи информации), 4) то, о чем не обязательно следует умолчать (не относящаяся к теме диалога информация).

Таким образом, статусная оценка перекликается со статусной индикацией, характеризуя людей как представителей той или иной группы. В основе статусной оценки лежит точка отсчета, которая может совпадать или не совпадать со статусом говорящего. Статусная оценка может быть в большей и меньшей мере рациональной. Любой социально значимый признак может стать основанием статусной оценки. Выделяются простые и сложные способы выражения статусной оценки, к сложным способам относится пародируемое уважение.

В основе вежливого поведения лежит понятие лица как самоуважения человека. Различие в стратегиях вежливости соответствует различию в статусной индикации на персональном и социальном уровнях. Статусная оценка рассматривается в аспектах коммуникативной ситуации, включающих эмоционально-волевой самоконтроль, рефлексию говорящего, вектор самоуважения, реакцию партнера, вектор зависимости и способ языкового выражения. Установлены характеристики четырех типов статусной оценки: персональное уважение, персональное неуважение, социальное уважение, социальное неуважение. Центральным признаком для статусной оценки является вектор зависимости или статусный вектор, определяющий позиции вышестоящего и нижестоящего коммуникантов.

Продолжить чтение | Вернуться к началу страницы | Связаться с автором

 

 

Как же выбрать оптический прицел.
Используются технологии uCoz