Карасик В.И. Язык социального статуса.
М.: Ин-т языкознания РАН; Волгогр. гос. пед. ин-т, 1992. - 330 с.


3.3.2. МОДАЛЬНО-СТАТУСНОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Содержание модальности трактуется в данной работе как "представление действительности с точки зрения субъекта речи - "Я"-говорящего" [Степанов,1981:241-242]. Субъект речи квалифицирует то, о чем он говорит, как действительное, кажущееся, желательное, возможное, необходимое, должное и т.д. К числу средств выражения модальности относятся морфологическая категория наклонения глагола, модальные глаголы, модальные наречия и частицы, аффиксы с модальным значением, просодические средства модальности, средства организации модальности текста, а также слова с модальным компонентом в значении.

Категоризация модальности в значении английского глагола является выражением диалектики проявления категориального признака. С одной стороны, существуют модальные глаголы, особый исторически сложившийся класс слов, выражающих возможность, желательность, долженствование и т.д. С другой стороны, есть множество глаголов, в словарном значении которых модальный признак не представлен и может быть установлен только в особом контексте. Между модальными и немодальными глаголами нет "мертвой зоны", поскольку специализированное выражение признака должно опираться на значительное число неспециализированных, связанных признаков в значении слов. В этом состоит принцип поля: ядерное значение обусловлено околоядерным, периферийным значением. Такие слова с модальным компонентом в значении объективно выделяются в словаре и характеризуются некоторыми формальными и содержательными особенностями. В словарном тексте выделяется специализированная и компонентная модальность. Компонентное выражение модальности пересекается с компонентным выражением статуса.

В современном английском языке к модальным глаголам относятся слова can/ could, may/ might, must, ought to, dare, shall/ should, will/ would, need, be to, have to.

Все модальные глаголы исторически делятся на претерито-презентные (первые шесть единиц) и глаголы, которые в сочетании с инфинитивом приобрели модальное значение в процессе своего развития (последние четыре единицы). Значения слов, выражающих модальность, восходят к конкретным ситуациям, имплицирующим особые отличия, непредсказуемость последствий некоторого события, отсутствие свободы выбора и т.д. Например, обязанность - "обвязанность", to be bound - to bind. Показательны семантико-этимологические парадигмы германских претерито-презентных глаголов: skulan - резать, колоть, бить-разрезать, рассекать, раскалывать, ранить, убить-совершить преступление, провиниться, быть виновным, заслуживать осуждения, попасть в долг, быть должным, быть вынужденным, быть обязанным, долженствовать; magan - быть большим, быть сильным, здоровым, приносить в жертву, убивать, быть могущественным, господствовать, иметь власть, быть способным, быть в состоянии, иметь возможность, мочь; kunnan - видеть, наблюдать-замечать, признавать, становиться знакомым, знакомиться-понимать, осознавать, принимать во внимание, знать, как, быть в состоянии, мочь [Карташева,1988:74-75]. Модальные и немодальные значения тесно связаны.

Формальные отличия модальных глаголов от всех остальных глаголов в английском языке состоят в следующем: 1) отсутствие неличных форм, форм продолженного вида, перфектной кореляции, пассивного залога, отсутствие показателя изменения по лицам и невозможность употребления в императиве, 2) незаменяемость вспомогательным глаголом в вопросах, обращениях, подтверждениях и эмфатических утверждениях, 3) невозможность употребления нескольких модальных глаголов или одного и того же глагола в последовательной цепочке, 4) смысловая незавершенность или неотмеченность при употреблении без инфинитива [Chapin,1973; Huddleston,1976; Palmer,1979].

Семантические отличия модальных глаголов заключаются в их общем значении противопоставленности факту. Возможное, желательное и необходимое - это, в первую очередь, неналичествующее. В этом же, кстати, состоит и системообразующий признак неизъявительного наклонения глагола. Различные оттенки противопоставленности факту или, как говорят логики, контрфактичности и составляют специфику значений модальных глаголов. Анализ лингвистической литературы (Сильницкая,1971; Гуревич,1976; Трунова,1980; Штелинг,1981; Беляева,1985; Joos,1964; Huang,1969; Calbert,1971; Hermeren,1979) и наши собственные наблюдения позволяют признать в качестве базисных значений модальных глаголов значения возможности, волеизъявления, внешней обусловленности (разрешение, запрещение, долженствование) и предположения. При этом необходимо отметить, что значения многих модальных глаголов синонимичны, существует многоступенчатая градация признака вероятности, признак вероятности является производным значением почти всех модальных глаголов, значения модальных глаголов обнаруживают большую запвисимость от контекста, существуют модальные значения, проявляющиеся только при употреблении глагола в вопросительном или отрицательном предложении, модальные значения волеизъявления, внешней обусловленности и предположения тесно связаны с оценочным значением.

Объяснение содержания модальности - это прежде всего раскрытие обусловленности модального значения. Приведем пример интерпретации модального значения "необходимость": The law obliges parents to send their children to school - "Закон обязывает родителей посылать своих детей в школу." Моделируется типовая понятийная ситуация, в которой выделяется 1) определяющий фактор, принудительная сила - "закон", 2) принуждение - "обязывает", 3) агент, на которого направлено действие принуждающей силы, - "родители", 4) действие, ожидаемое от агента, - "посылать детей в школу", 5) отсутствие выбора - "обязывает" [Филиппов,1971:6]. Интерпретация позволяет понять внутреннюю логику значения. Трансформируем приведенное предложение: "Если родители не посылают детей в школу, то они несут ответственность по закону." Получаем следующие компоненты типовой ситуации долженствования: 1) агенс, имеющий возможность выбора действия, 2) действие либо бездействие, 3) суперагенс, имеющий возможность осуществить действие по отношению к агенсу, 4) действие, нежелательное для агенса. Схематически это можно представить в виде последовательности состояний и действий: 1) Х может сделать А или не-А, 2) А - хорошо для Y, не-А - нехорошо для Y, 3) Х делает не-А, 4) Y делает то, что нехорошо для Х. Иначе говоря, в основе объяснительной схемы значения долженствования оказываются значения оценки и отрицания. По данным А.Вежбицкой, все виды модальных значений сводятся к сенмантическим примитивам "хотеть" и "отрицание": He can do that - assuming that if he does not want to do that, he will not do that, I tell you: if he wants to do that, he will do that [Wierzbicka,1972:154].- "Он может сделать это - принимая во внимание, что если он не захочет делать это, он не будет делать это, я говорю вам: если он захочет делать это, он будет делать это."

Опираясь на формальные и семантические показатели, определяющие класс модальных глаголов, т.е. специализированное выражение признака модальности в глаголе, мы рассмотрели весь словарный фонд глаголов, зарегистрированный в толковых словарях, и выявили корпус словозначений с модальным компонентом, включающий 1325 единиц. Глаголы с модальным компонентом в значении именуются в работе модализованными глаголами.

Анализ семантики модализованных глаголов показывает, что модальный компонент в содержании модализованного глагола связан с другими компонентами, которые имеют различный характер.

Выделяются модально-связанные компоненты, которые объясняют и обусловливают модальный компонент в семантике глагола. Например: hold4 - be able to contain (LDCE); A box may hold 40 apples, but may actually contain only 20 (SBED). Понятие вместимости обусловливает модальный компонент возможности. Компоненты, обусловливающие модальный компонент в значении глагола, предлагается называть модально-мотивирующими. Примером модально-мотивирующего компонента в значении глагола может служить также семантика глагола spare3 - be able to do without (PED); do4 without - manage without (ALD); manage2 - succeed despite difficulties (PED,RHD). Понятие возможности применительно к глаголу spare - "справиться, обойтись без чего-либо" связано с вероятностью неудачи в силу объективных обстоятельств, а именно - трудностей. Применительно к значению рассматриваемого глагола речь идет о нехватке чего-либо. Вместе с тем в значении данного глагола выделяется компонент успешного результата, и смысловая схема этого глагола имеет следующий вид: 1) быть в состоянии (смочь) 2) успешно завершить что-либо 3) несмотря на трудности (нехватку чего-либо). Подчеркивание успешного результата свидетельствует о том, что результат мог быть иным. В юмористической форме эта мысль выражена в афоризме: "Если Вам гарантируется жизнь, значит, она в опасности" (Г.Малкин). Успешный результат выступает в качестве прямого модально-мотивирующего компонента, а неблагоприятные обстоятельства - в качестве косвенного модально-мотивирующего компонента в значении глагола.

В содержании модализованных глаголов выделяются также компоненты, которые не объясняют модального компонента. Такие компоненты предлагается именовать модально-нейтральными. Например: abandon1 - go away from not intending to return to (ALD); fold3 - become folded; be able to be folded (COD). В значении глагола abandon - "покидать" выделяются два модально-нейтральных компонента: движение и возвращение, причем первый компонент является дополнительным, а второй - уточняющим по отношению к модальному компоненту волеизъявления. В значении глагола fold - "складываться" выделяется один уточняющий модально-нейтральный компонент: складывание.

Таким образом, категориальный признак модальности в лексическом значении модализованного глагола наличествует в единстве с мотивирующим и нейтральным признаками. Типология этих признаков показывает системную обусловленность категориального признака. Типологическое сходство статусного, статусно-связанного и статусно-нейтрального признака, с одной стороны, и модального, модально-мотивирующего и модально-нейтрального признака, с другой стороны, свидетельствует о внутреннем сходстве статусного и модального признаков и о единстве комбинаторной обусловленности признаков.

Классификация глаголов с модальным компонентом в значении строится на основании трех признаков: 1) значение модального компонента (возможность, волеизъявление, внешняя обусловленность, предположение), 2) узуальный либо окказиональный характер модального компонента (словарно заданный либо текстуально наведенный компонент), 3) обусловленность модального компонента в семантике глагола. Третий классификационный признак объясняет специфику категориальной градации модальности в глаголе.

При выделении класса английских модализованных глаголов выяснилось, что существуют словозначения с модальным компонентом, которые регулярно появляются в семантической структуре определенных глаголов, и словозначения, модальный компонент в содержании которых обусловлен отражаемой понятийной ситуацией. Эти единицы противопоставляются как структурно-обусловленные и понятийно-обусловленные модализованные глаголы [Клычков, Карасик,1984].

Структурно-обусловленные модализованные глаголы включают три разновидности единиц: 1) глаголы пассивизации, в семантике которых происходит регулярный сдвиг в сторону пассивного значения: cut2 - be capable of being cut: Sandstone cuts easily (ALD) - "Песчаник легко режется = легко может резаться", 2) глаголы генерализации, в семантике которых происходит регулярный сдвиг в сторону более общего значения: feel6 - be capable of sensation: The dead cannot feel (ALD) - "Мертвые не могут чувствовать", 3) глаголы комментирования, в семантике которых происходит регулярный сдвиг в сторону выражения точки зрения субъекта речи: think3 - believe, consider: I think she's wrong (LDCE) - "Я думаю, что она ошибается". Глаголы пассивизации и генерализации характеризуются модальным компонентом возможности, глаголы комментирования - модальным компонентом предположения. Структурно-обусловленные модализованные глаголы свидетельствуют о специфике модального признака, который - в отличие от статусного признака - появляется в значении слова, попадающего в определенную синтаксическую позицию и соответственно закрепляется в семантике тех слов, для которых подобные синтаксические позиции типичны и характерны. Структурно-обусловленные модализованные глаголы составляют, по нашим данным, 47,3 % от общего числа английских модализованных глаголов.

Понятийно-обусловленные модализованные глаголы представляют собой выражение понятийной модальной ситуации в лексическом значении глагола (например, ситуации, связанной с возможностью неудачного результата, воздействием субъекта на другой субъект и др.). Такие глаголы подвергались анализу в исследованиях, посвященных семантике разрешения и запрета, руководства, успеха действия и др. [Fillmore,1971; Самохина,1981; Грачева,1982; Пантелеева,1985]. Понятийно-обусловленные модализованные глаголы образуют лексико-семантическую группу, состоящую из трех подгрупп: глаголы возможности, волеизъявления и внешней обусловленности. Каждая подгруппа состоит из лексико-семантических рядов, ряды подразделяются на микроряды словозначений. Описание понятийно-обусловленных модализованных глаголов заключается в выделении их интегральных и дифференциальных признаков в пределах микроряда и в определении разновидностей модально-мотивирующего и модально-нейтрального компонентов в составе словозначения.

Типичным примером глаголов возможности являются глаголы психической характеристики - слова, выражающие способность человека к определенным действиям и состояниям. Например: speak12 - use, or be able to use, in oral utterance, as a language (RHD); hear8 - be capable of perceiving sound by the ear; have the faculty of perceiving sound vibrations (RHD). Причина выделения признака возможности из исходного значения глаголов психической характеристики заключается, на наш взгляд, в квалификации субъекта (speak - "говорить, быть способным разговаривать") или в характеристике пассивных качеств субъекта (hear - "слышать, быть способным воспринимать звук"). Способность узнавать, опознавать кого-либо, оценивать, играть в спортивную игру, управлять парусом и т.д. характеризует не всех людей. Такая способность (умение) становится квалификацией, отличительным признаком человека. Отличительный признак легко становится статусной характеристикой человека. Что же касается действий, которые мыслятся само собой разумеющимся, присущими каждому человеку, то такие действия не характеризуются признаком возможности либо подвергаются переосмыслению. Так, фраза "Мой брат может дышать" означает особый способ дыхания либо свидетельствует об условиях, препятствующих нормальному дыханию.

В составе глаголов психической характеристики выделяются два микроряда: глаголы умения и глаголы физического и умственного восприятия.

Первый микроряд - глаголы умения - включает такие словозначения, как read, speak, sail и др. Отметим глагол read1 - (often with can) understand (language in print or writing): The child can read (LDCE). Наличие признака возможности в глаголе read - "читать" отражает культурно-исторические условия того времени, когда грамотность была доступна не каждому, и умение читать, разгадывать написанное воспринималось как отличительный признак человека.

Значение глаголов физического и умственного восприятия, составляющих второй микроряд глаголов психической характеристики, соотносится со значением модального глагола can: Do (can) fishes smell ? (ALD). - "Дышат ли рыбы = могут ли дышать ?" Модальная характеристика глаголов восприятия связана с тем, что называемое состояние носит пассивный характер по сравнению со значением целенаправленного восприятия (see - look, hear - listen, видеть - смотреть, слышать - слушать). Значение пассивности субъекта связано со значением возможности. Модализованные глаголы восприятия - глаголы результативного значения. Результат не всегда вытекает из процесса, можно слушать и не услышать, смотреть и не увидеть. Результат как бы не зависит от субъекта, носит вероятностный характер, и это отражено в семантике глаголов восприятия. Таким образом, модально-мотивирующим компонентом в семантике глаголов психической характеристики выступает отличительная характеристика субъекта (т.е. статусный признак) и пассивность субъекта.

Комбинаторика модального и статусного признака в значении глагола конкретизируется в сочетаниях субкатегориальных признаков статуса и субкатегориальных признаков модальности. Под субкатегориальным признаком понимается частная разновидность категориального признака, например, нисходящий вектор статуса - частная разновидность статуса, возможность - частная разновидность модальности, первое лицо - частная разновидность лица.

Изучение признаковой комбинаторики предполагает построение модели модально-диктального взаимодействия. Модус по своему определению есть атрибут субстанции. Иначе говоря, диктальные признаки содержат модусные характеристики. Принимая семантические роли или падежи за диктальные признаки ситуации, интерпретируемой значением слова, мы выделяем модусные характеристики у соответствующих семантических ролей. Собственно модусные признаки анализируются как пресуппозиции, понимаемые как условия и следствия ситуации, отраженной в значении слова. Таким образом, анализируя модально-статусное значение при помощи семантических ролей и пресуппозиций, мы рассматриваем модусные признаки с двух разных сторон: модальные признаки - в аспекте пресуппозиций, статусные признаки - в аспекте семантических ролей.

Глаголы статусного значения могут иметь в качестве источника действия только агенса. Важнейшим агентивным дифференциальным признаком статусного значения является статусный вектор - нисходящий и восходящий. Дифференциальным признаком статусного агенса является признак официальности, т.е. противопоставление юридических оснований различия в статусе морально-ситуативным основаниям (например, "санкционировать"::"простить"). Дифференциальным признаком агенса может также служить признак фиксированности, т.е. противопоставление фиксированного лица либо организации размытому множеству людей (депортировать кого-либо может только правительство, а просить разрешения может любой человек).

Семантические роли пациенса и контрагенса, понимаемые как позиции лица, испытывающего воздействие со стороны агенса, могут быть уточнены по признаку фиксированности (разжаловать можно только офицера, а вынести выговор можно широкому кругу людей).

Пресуппозиции, как и ролевая модель, - это прежде всего инструмент для исследования высказывания. Значение глагола, как известно, представляет собой "макет предложения", свернутое высказывание, и на этом основании возможно проведение ролевого и пресуппозиционного анализа значения слова по аналогии с анализом смысла высказывания.

Пресуппозиционное развертывание значения статусного глагола допускает следующие варианты объяснения: 1) кто-либо имеет право и полномочия вести себя определенным образом - накладывать вето, облагать налогом, прощать и т.д., 2) кто-либо якобы имеет право и полномочия вести себя определенным образом - претендовать, снисходить, осмеливаться и т.д., 3) кто-либо вынужден вести себя определенным образом - умолять, служить, подчиняться и т.д., 4) кто-либо намеренно ведет себя определенным образом - благоговеть, уважать, раболепствовать и т.д. Приведенные варианты объяснения имеют модальный характер возможности (право актуальное и претендуемое), вынужденности и намерения. Причинно-следственный модальный компонент значения статусного глагола может быть осложнен оценочным компонентом :"освободить" (+) и "узурпировать" (-). Возможно осложнение модели статусного значения вследствие введения отрицания в пресуппозиционную последовательность: кто-либо не ведет себя определенным образом, хотя имеет право или несмотря на обязанности ("потворствовать").

Таким образом, наблюдения при предварительном моделировании содержания глаголов статусно-модального значения дают нам основания обратиться к словарям для выяснения вопроса о наличии типовых компонентов в содержании рассматриваемых единиц: разновидностей вектора, фиксированности, разновидностей модальности, оценки и отрицания.

В качестве критериев отбора единиц послужили отправные векторные признаки соотношения статусов - нисходящий и восходящий вектор: obey - do what one is told to do; carry out a command (ALD); command2 - control, exercise authority over (SBED). В значении глагола obey - "подчиняться" задано восходящее соотношение статусов, а в семантике глагола command - "командовать" исходным является нисходящее статусное соотношение.

Формализация словарных дефиниций привела к выделению опорных компонентов определений в соответствии с известной процедурой компонентного анализа. К таким опорным компонентам относятся выражения authority, power, right, permission, respect. Например: control - have control, authority, power over (ALD). Во многих случаях статусные компоненты выражены открыто. В ряде случаев требуется развернутое толкование для выделения статусного признака: chasten1 - punish for the purpose of making better. It is often said that God chastens us by visiting us with affliction or trial to discipline us in obedience, meekness, purity, etc (SBED). Статусный признак проявляется не в прямом толковании глагола chasten - "карать", а в словарном комментарии, показывающем содержание данного слова: карающий занимает более высокую ступень в статусной иерархии по сравнению с тем, кого постигает кара. Кроме этого в качестве цели наказания выделяется подчинение, т.е. статусный признак.

Общая схема статусного значения глагола применитьельно к глаголам нисходящего вектора имеет следующий вид: 1) некто, имея право/ власть/ полномочия сделать что-либо, 2) делает это 3) или заставляет кого-либо сделать это 4) по отношению к кому-либо 5) определенным образом 6) с определенной целью. В этой схеме выделяется модально-статусный компонент - право на совершение действия, а также компоненты действия или каузации действия, участники, связанные с агенсом, способ и цель действия. Статусные глаголы с нисходящим статусным вектором составляют 81,5 % от общего количества статусных глаголов.

Статусные глаголы восходящего вектора распадаются на две группы (с модальными компонентами внешней обусловленности и волеизъявления). Значения таких глаголов схематично могут быть представлены следующим образом: 1) некто, будучи вынужденным либо обязанным сделать что-либо, 2) делает это, 3) ведя себя определенным образом 4) или обращаясь к кому-либо с просьбой; 1) некто, испытывая уважение к кому-либо 2) или делая вид, что испытывает уважение к кому-либо, 3) выражает это 4) определенным образом 5) с определенной целью.

Признак официальности дает возможность разделить все статусные глаголы на две группы: глаголы юридической и моральной сферы. Ряд глаголов, естеcтвенно, занимает промежуточную позицию. К единицам официально-юридического статуса человека относятся многие термины из области судопроизводства, руководства страной, военного администрирования: impeach2 - (legal) accuse somebody of wrongdoing (esp.) accuse somebody of a crime against the state (ALD); second - (mil) withdraw (officer) from regimental service for temporary special duty (PED). Приведенные глдаголы обозначают понятия, отсутствующие в русском языке: impeach - "предъявлять обвинение в государственном преступлении", second - "переводить офицера из строя в штаб". Глаголы морально-ситуативного статуса человека представлены нейтральной и разговорной лексикой. Например: excuse2 - set (somebody) free from a duty, requirement, punishment, etc (ALD). Ситуация, обозначаемая глаголом excuse - "извинить", относится к бытовой сфере общения.

Агентивный признак фиксированности позволяет классифицировать рассматриваемые глаголы на основании вариативности агенса. В корпусе статусных глаголов выделяются единицы со строго фиксированным агенсом: abdicate - give up formally, as kingly power or rights (SBED); convict2 - (of a jury or a judge) declare in a law court that (somebody) is guilty (of a crime) (ALD). Субъектами глаголов abdicate - "отрекаться (от трона)" и convict - "выносить приговор" должны быть соответственно король и судья. Фиксированный агенс статусных глаголов характеризует, по данным словарей, монархов, правительство, судей, арбитров, полицию, университетское руководство, работодателей, военное руководство, учителей, тренеров, клириков, Бога. Большей частью, однако, значение агенса представляется диффузным в плане статусной фиксации.

Признак фиксированности характеризует и семантические роли пациенса, контрагенса и респондента. Например: cashier - dismiss (e.g. an officer) with dishonour and disgrace (ALD). Пациенс в значении глагола cashier - "увольнять со службы (за недостойное поведение)" - это, как правило, офицер. Фиксированные роли пациенса, контрагенса и респондента определяют монархов, политиков, рыцарей, клириков, Бога, служащих, военнослужащих, учеников, студентов, детей, обвиняемых и заключенных. Вместе с тем большая часть статусных глаголов не отмечена признаком фиксированности пациенса, контрагенса и респондента. Анализ материала показывает, что выделение пациенса часто характеризует переход соответствующего лица в новый для этого лица статус по восходящей или нисходящей линии.

Признак возможности, выражаемой как актуальное право на определенное поведение, присущ значению преобладающего числа статусных глаголов (78 %). Отметим, что признак возможности является доминирующим модальным значением в целом. К числу глаголов со значением актуального права на что-либо относятся следующие единицы: detail2 - (mil) assign to a special task (SBED); summon1 - call authoritatively, order to come (PED). В дефинициях глаголов detail - "откомандировывать" и summon - "созывать" эксплицитно выражен признак права субъекта на руководство. Претендуемое право отличается от актуального тем, что находится под сомнением, выражаемым при помощи дефиниционного компонента as if - "якобы, как будто", используемого, например, в определении значений глаголов demand - "требовать" и condescend - "снисходить": demand1 - ask (for something) as if ordering or as if one has a right to (ALD); condescend3 - behave as if one is conscious of descending of superior position, rank, or dignity (RHD). В семантике приведенных глаголов модальность претендуемого права выражена как внешняя квалификация процесса в противоположность внутренней квалификации актуального права. Семантика глаголов претендуемого права схематично может быть представлена следующим образом: 1) некто ведет себя так, как будто имеет право на что-либо, 2) и это право находится под сомнением. Выделяются слова, в значении которых претендуемое право отрицается целиком: interfere1 - (of persons) break in upon (other persons' affairs) without right or invitation (ALD). Пресуппозиция значения глагола interfere - "вмешиваться" содержит полярное противопоставление компонентов: "вмешиваться в чужие дела, не имея на это права, но будучи уверенным в своем праве на это". Имеется в виду намеренное вмешательство человека в дела других людей.

Сложная модально-оценочно-статусная комбинация признаков представлена в значении глаголов волеизъявления. Например: rebuke - blame or scold in a sharp way (WNWD); grovel2 - (derog.) be shamefully humble and eager to please (LDCE). Приведенные глаголы противопоставляются по признаку внутренней и внешней оценки. В глаголе rebuke - "делать выговор, отчитывать" устанавливается внутренняя отрицательная оценка со стороны агенса по отношению к пациенсу. Ситуация в целом нейтральная. В глаголе grovel - "пресмыкаться, унижаться" выделяется внешняя отрицательная оценка по отношению к агенсу. Возможны четыре типовых соотношения внешней и внутренней квалификации агенса: внешняя положительная и внутренняя положительная оценка агенса (благодарить, хвалить, награждать), внешняя положительная и внутренняя отрицательная оценка агенса (наказывать, порицать), внешняя отрицательная и внутренняя положительная оценка агенса (раболепствовать, пресмыкаться), внешняя отрицательная и внутренняя отрицательная оценка агенса (издеваться, придираться).

Статусно-модальный признаковый комплекс в наибольшей мере представлен в семантике модализованных глаголов с субкатегориальным модальным признаком внешней обусловленности. Подгруппа модализованных глаголов внешней обусловленности включает пять лексико-семантических рядов: глаголы разрешения, запрещения, принуждения, управления, долженствования.

Значение разрешения представляет собой сложное образование, в котором выделяются значения волеизъявления, каузативности и возможности. Каузативность выражает ситуативные статусные отношения. Каузативность показывает отношение между двумя субъектами - воздействующим и воздействуемым. В отличие от простой каузативности, когда противопоставляются воздействующий субъект, воздействие, воздействуемый субъект и действие воздействуемого субъекта, каузативность разрешения характеризуется правом воздействуемого субъекта на самостоятельное действие. Сравните: Учитель убедил мальчика сделать еще одну попытку, *но мальчик не стал этого делать. - Учитель разрешил мальчику сделать еще одну попытку, но мальчик не стал этого делать.

Глаголы разрешения подразделяются на четыре микроряда: глаголы позволения, согласия, прощения и освобождения.

Значение позволения уточняется следующими отличительными признаками: нарастающая степень активности воздействующего субъекта (tolerate - allow - permit), совпадение субъекта и объекта воздействия (indulge, pamper), уточнение разрешения - разрешение войти (admit), разрешение дать что-либо (give), разрешение нарушений путем их игнорирования, потворство (connive) (SBED,RHD,LDCE).

Глаголы согласия объединены значением разрешения в виде утвердительного ответа на просьбу. Дифференциальные признаки данных глаголов таковы: важность того, на что дано согласие (consent), уступка условиям (accede), пассивный характер согласия (assent), отсутствие возражений (aquiesce), уступка воле другого лица (comply) (RHD,SBED).

Общим признаком глаголов прощения является снятие вины, т.е. признание воздействующим субъектом того обстоятельства, что воздействуемый субъект более не является виновным. Отличительные признаки глаголов прощения таковы: статус прощающего (pardon), нарастающая степень серьезности проступка (excuse - forgive), пассивность прощающего (condone), уточнение проступка - прощение долга (remit) (RHD,SBED,АРСС).

Глаголы освобождения объединены значением снятия стеснений, т.е. значением активности воздействующего субъекта, в результате которой устраняются отрицательные для воздействуемого субъекта обстоятельства. В словарях выделены следующие отличительные признаки глаголов освобождения: указание на характер стеснений, которым был подвержен воздействуемый субъект (free, liberate, emancipate), высокий статус освобождающего (discharge, dismiss) (RHD,SBED).

Сравнение дифференциальных признаков глаголов разрешения показывает, что в качестве таких признаков выступает характеристика воздействующего субъекта (степень активности, официальный статус), характеристика обстоятельств разрешения, уточнение разрешения.

В значении глаголов разрешения представлен модально-нейтральный компонент: connive - permit wrongdoing go on while feigning ignorance of it (SBED); dismiss - permit to depart (SBED). В значении глагола connive - "потворствовать" модально-нейтральный компонент выражен как дополнительный по отношению к модально-статусному комплексу: некто разрешает нарушения, притворяясь, что не знает о них. В значении глагола dismiss - "отпускать, распускать" модально-нейтральный компонент выражен как уточняющий по отношению к модально-статусному комплексу: разрешать уйти.

Второй лексико-семантический ряд глаголов внешней обусловленности составляют глаголы запрещения. Например, ban - "запрещать": ban - order with authority that something must not be done (ALD). В значении глаголов запрещения выделяются компоненты волеизъявления, каузации, возможности и отрицания. В составе глаголов запрещения устанавливаются три микроряда словозначений: глаголы непозволения, препятствия и воздержания.

В значении глаголов непозволения выделяются такие дифференциальные признаки, как указание на официальный статус запрещающего (prohibit, veto, ban), указание на причину запрета (taboo), импульсивный характер запрета (inhibit) (RHD).

Глаголы препятствия объединены значением отрицания, разрешения и активной деятельности воздействующего субъекта с целью помешать чему-либо. Отличительные признаки глаголов препятствия таковы: временный или постоянный характер препятствия (hinder - prevent), важность того, чему устроено препятствие (obstruct), отрицательная характеристика препятствующего (hamper), способ препятствия - нарушение нормального хода вещей (impede), задержка (detain, retard) (SBED,RHD).

В содержании глаголов воздержания воздействующий и воздействуемый актанты совпадают - это одно и то же лицо. Дифференциальные признаки этих глаголов сводятся к следующим: причина воздержания (abstain), право, от которого субъект добровольно отказывается (forbear), границы, в рамках которых следует воздерживаться от чего-либо (contain), характер воздержания от чего-либо - подавление желаний (restrain) (SBED).

Дифференциальные признаки глаголов запрещения характеризуют субъекта (статус субъекта, оценка субъекта, качества субъекта), причину запрещения, способ запрещения и характеристику обстоятельств запрещения.

Третий лексико-семантический ряд глаголов внешней обусловленности образуют глаголы принуждения, например, compel - "заставлять, принуждать": compel1 - make (a person or thing) do something by force or as if by force (LDCE). Модально-статусный комплекс в значении глаголов принуждения состоит из признаков каузативности и необходимости. Если в значении глаголов разрешения и запрещения воздействуемый субъект имеет право на самостоятельное действие, то в значении глаголов принуждения такое право аннулируется. В составе глаголов принуждения мы выделяем три микроряда словозначений: глаголы принудительного воздействия, убеждающего и воодушевляющего принуждения.

В составе глаголов принудительного воздействия выделяются такие признаки, как игнорирование желаний воздействуемого индивида (coerce), внешняя, физическая сторона принуждения (force, thrust, push), внутренняя, моральная сторона принуждения (oblige), убеждение как результат принудительного воздействия (persuade), настоятельность как способ принуждения (urge) (RHD).

Глаголы убеждающего принуждения объединены признаком убеждения как результата принудительного воздействия. Отличительные признаки данных глаголов таковы: способ убеждающего принуждения - лесть, очарование, соблазн (coax, allure, entice, tempt) и отрицательная оценка такого принуждения (wheedle, cajole, inveigle, seduce) (SBED).

В содержании глаголов воодушевляющего принуждения выделяются следующие отличительные признаки: способ воодушевления - оживление мысли и чувства, возбуждение надежды, придание смелости (stimulate, cheer, encourage), указание на причину, мотивирующую воодушевление (prompt), настоятельность как причина воодушевляющего принуждения (insist) (ALD,PED).

Дифференциальные признаки глаголов принуждения характеризуют воздействующего субъекта (отношение к воздействуемому субъекту, настоятельность, оценка способа принуждения) и обстоятельства принуждения.

Четвертый лексико-семантический ряд глаголов внешней обусловленности образуют глаголы управления. Семантика глаголов управления тесно связана с семантикой глаголов разрешения, запрещения, принуждения. Значение ситуативного неравноправия при разрешении, запрещении и принуждении связано со значением социального неравноправия воздействующего и воздействуемого субъектов при управлении. Признак социального статуса человека является классифицирующим, интегральным признаком глаголов управления. В составе глаголов управления выделяются пять микрорядов словозначений: глаголы руководства; возложения и снятия права; порицания и осуждения; подчинения; действий официальных лиц.

Глаголы руководства объединены значением официального статуса субъекта, имеющего право на управление. Дифференциальные признаки данных глаголов таковы: уточнение официального статуса субъекта руководства (rule, govern), ситуация военного управления (command), подчинение при управлении в силу влияния на психику воздействуемого субъекта (control), указание на моральную сторону приказания (charge), отрицательная оценка способа управления (manipulate, domineer), характеристика способа управления - выработка общего направления, процедурное ведение дел, умение вникнуть во все детали, умение приспособить к своим нуждам управляемый объект, точное указание ведения дел (direct, administer, manage, regulate, instruct) (RHD,SBED,ChW).

Глаголы возложения и снятия права характеризуются следующими отличсительными признаками: уточнение юридического статуса субъекта воздействия (abolish, abrogate, repeal, revoke), выражение воздействия как разрешения (authorize, enjoin), указание степени лишения права (annul, nullify) (SBED).

Общим признаком глаголов порицания и осуждения является выражение неодобрения при различии статуса субъектов. Анализ этих глаголов приводится в данной работе выше.

Глаголы подчинения объединены значением приведения воздействуемого субъекта к зависимости. В содержании данных глаголов выделяются такие отличительнвые признаки, как способ подчинения - принуждение и убеждение, применение вооруженной силы для подчинения, полное подавление (bridle, curb; subdue; repress; quell) и характеристика подчиненного субъекта как безопасного (tame) (SBED,LDCE,ALD).

Глаголы действий официальных лиц характеризуются такими дифференциальными признаками, как уточнение статуса воздействующего субъекта (grant, summon), причина действия официального лица (award), собственно действие (decree, ordain, second) (RHD,SBED).

Сравнение отличительных признаков глаголов управления показывает, что воздействующий субъект уточняется в словарных толкованиях как монарх, государственный деятель, деловой руководитель, военная власть. Уточняется также способ воздействия, причина воздействия, характеристика воздействуемого субъекта.

В значении глаголов управления выделяются модально-нейтральные компоненты: superintend - manage; watch and control (ALD); order - give an order - (give) an authoritative communication by which the person addressed is directed to do something (RHD). В приведенных примерах (superintend - "контролировать, надзирать" и order - "приказывать, распоряжаться") представлены дополнительные модально-нейтральные компоненты со значением наблюдения и речи.

Пятый лексико-семантический ряд глаголов внешней обусловленности образуют глаголы долженствования. Например: advise - tell somebody what one thinks should be done (LDCE). В значении глагола advise - "советовать" представлен статусно-модально-оценочный комплекс, выраженный в модальном глаголе should - "следовало бы". Этот модальный глагол со значением долженствования в мягкой форме часто используется в советах. Совет как вид речевого акта характеризуется тем, что говорящий высказывает свое мнение относительно того, как следует вести себя адресату, предоставляя адресату полную свободу в выборе стратегий поведения. На практике, впрочем, советы часто являются тактичной формой или косвенным способом выражения команд и распоряжений [Leech, Svartvik,1983:131]. В речевом акте совета адресат выступает одновременно в двух семантических ролях: по форме - в роли респондента, к которому как бы обращена просьба, и по сути дела - в роли контрагенса, которому отдается команда. В отличие от других глаголов внешней обусловленности глаголы долженствования выражают субъект воздействия как внешние принуждающие обстоятельства. На первом плане в семантике глаголов долженствования находится воздействуемый субъект. В этом смысле наблюдается известное сходство между семантикой глаголов долженствования и глаголов принуждения в пассивном залоге: значение взятых на себя обязательств, общего мнения, моральной нормы и т.д. выступает в качестве силы, которая побуждает к действию.

В составе глаголов долженствования выделяются пять микрорядов словозначений: глаголы обязательства, морального пожелания, требования, логической необходимости и порицаемого поведения.

Взятие на себя морального обязательства уточняется в значениях глаголов первого микроряда такими отличительными признаками, как степень ответственности (promise - guarantee), официальный характер обещания (pledge), произнесение клятвы при обещании (engage, vow), оставление подписи при обещании (contract), уточнение обещания - согласие на брак (betroth, affiance) (SBED).

Значения глаголов морального пожелания объединены положительной оценкой рекомендуемого действия. Различия состоят в способе выражения пожелания (advise), в указании на предшествующие обстоятельства (earn, deserve), в праве на поощрение (merit) (SBED,RHD).

Значение глаголов требования объединяет подразумеваемое право на что-либо. Различия глагольных значений заключаются в степени потребности (want - need), в отнесении содержания требования к актуальному либо потенциальному моменту (claim - demand), в выражении обвинения (blame) (RHD,SBED).

Общим знаменателем глаголов логической необходимости является соответствие предыдущего содержания последующему. Различия заключаются в уточнении характера требуемого соответствия, а именно - следствия, включения, выводимости (follow, entail, imply) (LDCE,SBED).

Глаголы порицаемого поведения объединены значением того, что не следует делать. Различие заключается в наименовании порицаемого и осуждаемого действия - вмешиваться (interfere), дезертировать (desert), красть (steal), насмехаться (mock), пренебрегать чем-либо (neglect) и т.д. (ALD,LDCE).

Дифференциальные признаки глаголов долженствования характеризуют обстоятельства долженствования и уточняют то, что должно или не должно иметь место.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что модально-статусный признаковый комплекс в семантике модализованных глаголов обусловлен ситуацией, отраженной в семантике глагола, обнаруживает различную степень выраженности в словозначении, а также различную степень яркости в комплексном модусном признаке - преимущественное выражение субкатегориального признака модальности либо статуса.

Аналогичным образом выделяется модально-статусный признаковый комплекс в значении прилагательных и существительных. Значение модальных компонентов позволяет выделить подгруппы прилагательных возможности, волеизъявления и внешней обусловленности.

Прилагательные возможности подразделяются на две подгруппы слов: прилагательные активной и пассивной возможности. Обратимся к анализу первой подгруппы. Например, absolute2 - having complete power without limit (LDCE). В значении прилагательного absolute - "абсолютный" выделяется признак "власть", т.е. "возможность распоряжаться". Этот признак характеризует субъекта как индивида, коллектив, общественное устройство, поведение индивида и т.д. В значении прилагательного "абсолютный" восстанавливается глагольный признак "руководить". Глагольные конкретизаторы возможности часто выражены в дефинициях: agile - able to move quickly and easily (LDCE); businesslike - having or showing the ability to succeed in business or to do things calmly and with common sense (LDCE). В определениях слов agile - "проворный, живой" и businesslike - "деловой, деловитый" названы глагольные, процессуальные признаки, уточняющие возможность: это быстрое и легкое движение, которым характеризуются не все люди, отсюда и модальность возможности в сочетании с признаком статуса, и это успех в деле или ведение дел спокойно и со здравым смыслом, что присуще, как известно, также не всем людям.

Прилагательные активной возможности образуют два тематических ряда. К первому ряду относятся слова, обозначающие качества, внутренне присущие не всем людям, не всем живым существам. Например, это способность предвидеть (prescient), жить на суше и в воде (amphibious), ясно выражать чувства и мысли (articulate), хранить много информации - о памяти (tenacious), быстро и эффективно обучаться и понимать (clever), преодолевать страх перед лицом опасности (courageous).

Второй ряд образуют слова отрицательной возможности, т.е. невозможности, неспособности, неумения, избирательно характеризующего людей: austere - lacking the ability to enjoy life (LDCE). "Суровый, аскетический" человек в глазах говорящих - это тот, кто не способен наслаждаться жизнью. В качестве характеризующих модально-мотивирующих признаков у прилагательных отрицательной возможности в словарных дефинициях названы такие признаки, как неспособность видеть (blind), легко и непринужденно двигаться (awkward), оплачивать свои долги (bankrupt), думать, соображать (stupid). Наличие качеств, свойственных не всем людям, либо отсутствие качеств, свойственных большинству людей, выступает как модально-мотивирующий признак активной возможности.

Прилагательные пассивной возможности широко представлены в словаре. Например: calculable1 - that can be worked out from known facts (LDCE). В значении прилагательного calculable - "предвидимый" устанавливается модальный компонент, обусловленный пассивным значением слова. В качестве субъекта у прилагательных пассивной возможности обычно выступает неодушевленный предмет, подвергаемый воздействию или воспринимаемый чувствами или разумом: хрупкий, яркий, трудный, легкий, съедобный, удобный и т.д. Пассивная возможность не связана с признаком социального статуса человека. Вместе с тем пассивная возможность бывает связана с оценкой, а оценка косвенно характеризует статус человека, выносящего соответствующую оценку: byzantine1 - (derog) difficult to understand, because there are too many thoughts, ideas, etc; complicated; labyrinthine (LDCE). Англичане, как показывают словари, неодобрительно отзываются о "византийской" мудрости того, кого они не могут понять сразу.

К прилагательным пассивной возможности примыкают слова, модальный признак в значении которых обусловлен принципиально иным качеством: accident-prone - (of a person) more likely to have accident than most people are or than one usually is (LDCE). Модальный признак вероятности в значении слова accident-prone - "везучий на неприятности" обусловлен непредсказуемостью результата вследствие неконтролируемости качества. Вместе с тем в данном случае мы сталкиваемся с весьма своеобразным статусным признаком, выделяющим людей подобного типа из общей массы и характеризующего их. Такая характеристика в определенной мере близка признаку отрицательной возможности: тот, кто постоянно попадает в неприятные ситуации, не способен избежать таких ситуаций. Подобно этому, тот, кто неуклюж, не способен легко и непринужденно двигаться. Данный субкатегориальный признак модальности (вероятность) характеризует большей частью неодушевленные предметы (изменчивый, взрывчатый и др.).

В семантике имен существительных представлены различные модальные признаки. Признаковые разряды существительных, обозначающих абстрактные свойства и качества, непосредственно выражают модальные значения. Например: ambition1 - strong desire for success, power, riches, etc (LDCE). В слове "амбиция" непосредственно выражена модальность волеизъявления в сочетании с индикатором статуса ("власть"). В значении предметных существительных модальный признак выражается опосредованно.

В данной работе выделяются три группы предметных имен существительных, противопоставляемых по субкатегориальному признаку модальности (значения возможности, вероятности и способности, связанной с долженствованием).

Первая группа существительных характеризует неодушевленные предметы, используемые человеком для той или иной цели. Например, сверло - это инструмент, которым можно сверлить дыры, артишок - это растение, цветы которого можно употреблять в пищу. Данный вид модальности - инструментальная модальность - отражает в языке практическое освоение мира человеком и распространяется на все существительные, обозначающие предметы, созданные человеком (артефакты), на природные явления и предметы, используемые человеком, на людей, используемых в качестве орудий. Например, простофиля - это человек, которого легко можно обмануть. Статусный признак в подобных словах связан с модальным признаком посредством оценочного признака.

Вторая группа существительных и, соответственно, второй вид модальности распространяется на явления и предметы, которые сами по себе являются источниками действия, но не контролируют протекание действия. К этим существительным относятся обозначения природных явлений, болезней, социальных явлений неуправляемого характера, отдельных артефактов. Данный вид модальности - потенционная модальность22 22Потенционность имеет и другое толкование [Чейф,1975:128]. - содержит в себе идею нормы, усредненной шкалы и точки отсчета, относительно которой определяется вероятность проявления тех или иных независимых от человека качеств. Так, корабль может утонуть, горючее может воспламениться, больной может выздороветь, умереть, заразить других людей, но вряд ли допустипы высказывания "Человек может быть смертен", "Железо может утонуть в воде". Отсутствие вариантов сводит модальность на нет. Потенционная модальность - это познавательное, теоретическое освоение мира человеком. Нормативность выступает как модально-мотивирующий фактор в значении прилагательных и существительных. Потенционная модальность связана с признаком статуса в тех случаях, когда мы говорим, что с человеком может что-либо случиться, и тем самым характеризуем человека по его состоянию здоровья, возрасту и т.д. Например: kleptomaniac - a person suffering from kleptomania - a disease of the mind causing an uncontrollable desire to steal (LDCE). "Клептоманьяк" - это человек, страдающий душевной болезнью, выражающейся как неконтролируемая страсть к воровству.

Третий вид модальности существительного (и, соответственно, третья группа предметных существительных) - это модальность лица или персональная модальность, каузируемая самим субъектом, который умеет или обязан вести себя определенным образом. Например: gentleman - a man who behaves well towards others and who can be trusted to keep his promises and always act honourably (LDCE); treasurer - a person in charge of money belonging to a club, organisation, political party, etc (LDCE). Джентльмен всегда ведет себя так, что ему можно доверять, казначей имеет право и обязан распоряжаться коллективными деньгами. Персональная модальность характеризует постоянные качества человека и распространяется на одушевленные существительные со значением профессии, поручения, оценки. Этот вид модальности тесно связан со статусным значением.

Модально-статусное значение представляет собой комплексный модусный признак, выделяемый в семантике различных частей речи в английском языке. Различные подходы к лексической категоризации модального и модально-статусного признака позволяют установить некоторые общие характеристики, присущие модусным признакам в целом: выводимость из диктальной части значения, многомерная вариативность, связь с модусно-мотивирующим и модусно-нейтральным признаками. Установлено, что существуют специфические типы статусных признаков, не связанных с модальным признаком (например, признак этикета, определенные виды статусно-оценочных признаков) и существуют специфические типы модальных признаков, не связанных со статусным признаком (например, структурно-обусловленная модальность). Субкатегориальные модальные значения - возможность, волеизъявление, внешняя обусловленность и предположение/ вероятность - представлены в трех типах слов, противопоставляемых по степени активности агенса, а именно в словах инструментального, потенционного и персонального значения.

Продолжить чтение | Вернуться к началу страницы | Связаться с автором

 

 

против грипп
Используются технологии uCoz