Poetica
Анна Вежбицкая Русский язык   1 2 3 4 5 6 Библиография            
                             

3. Неконтролируемость

3.1. Инфинитивные конструкции
3.1.1 Инфинитивные конструкции с предикатами необходимости и возможности
Данные синтаксической типологии языков говорят о том, что существуют два разных подхода к жизни, которые в разных языках играют разную роль: можно рассматривать человеческую жизнь с точки зрения того, 'что делаю я', т. е. придерживаться агентивной ориентации, а можно подходить к жизни с позиции того, 'что случится со мной', следуя пациентивной (пассивной, связанной с пациенсом) ориентации. Агентивный подход является частным случаем каузативного (ср. Bally 1920) и означает акцентированное внимание к действию и к акту воли ('я делаю', 'я хочу'). При пациентивной ориентации, являющейся, в свою очередь, особым случаем феноменологической, акцент делается на 'бессилии' и пациентивности ('я ничего не могу <с> делать', 'разные вещи случаются со мной').
Как я уже упоминала ранее (см. раздел 2), агентивность связана обычно с номинативными и номинативоподобными конструкциями, а 'бессилие' и 'пациентивность' - с дативными и дативоподобными. При этом агентивность и пациентивность находятся в неравном положении: если факторы воли и деятельности играют важную роль во всех языках мира, то этого нельзя сказать о 'беспомощности' или 'бессилии'. И в то же время языки значительно различаются по тому, какое место занимает в них элемент 'бессилия'. Одни языки в той или иной степени им пренебрегают, принимая агентивный тип предложений как модель всех или большинства предложений, относящихся к людям. В других языках есть два основных типа предложений о людях - номинативный тип, опирающийся на агентивную модель, и дативный, в соответствие с которым люди представлены как лица, не контролирующие события.
Синтаксис современного английского языка изобилует номинативными и им подобными конструкциями, а дативные и сходные с ними, такие, как, например, it occured to me that 'мне пришло в голову <на ум>, что'; it seems to me that 'мне кажется, что' или it is necessary / impossible for me to do it 'мне необходимо / для меня невозможно сделать это', играют в нем второстепенную роль.
В разговорном английском даже такие значения, как долженствование и невозможность, обычно передаются с помощью личной, номинагивоподобной модели: I have to do it 'я должен это сделать'; I cannot do it 'я не могу это сделать'. Напротив, в русском синтаксисе агентивные, личные, волитивные предложения не образуют какого-либо отдельного класса; кроме того, номинативоподобные субъектные конструкции не охватывают большинства семантических полей. В то же время безличные дативные предложения занимают в русском языке доминирующее положение; более того, их роль в нем постоянно возрастает (тогда как в английском все изменения в этой области идут ровно в противоположном направлении; см. Van der Gaaf 1904 и Elmers 1981).
Английский язык обычно представляет все жизненные события, происходящие с нами, так, как будто мы всецело управляем ими, как будто все наши ожидания и надежды находятся под нашим контролем; даже ограничения и вынужденные действия представлены в нем именно с такой точки зрения. В русском языке мы тоже иногда сталкиваемся с подобным выражением смыслов долженствования и невозможности, по-русски вполне допустимо, например, сказать Я должен это сделать или Я не могу это сделать.
Но не эти относительно редкие номинативно-субъектные высказывания определяют русскую речь; куда более типичны для неё конструкции с дательным падежом субъекта, в которых все ограничения и принуждения субъекта подаются в пациентивном модусе, формально отличном от агентивного. Так, в русском языке имеется особый разряд безличных модальных предикативов со значением долженствования или невозможности, требующих дательного падежа субъекта. В действительности примеры двух модальных значений, которые выражаются в предложениях, построенных по личной, номинативной модели, скорее составляют исключение, чем правило. Например, значение необходимости не может быть выражено таким образом. Иными словами, чтобы дать адекватный перевод на русский таких английских предложений, как I must, I have to, их следует сначала представить в пациентивной перспективе, подчеркивающей тот факт, что лицо, о котором идет речь, не контролирует ситуацию.
Класс предикатов, с обязательностью требующих датива субъекта, содержит такие слова, как надо, нужно, необходимо, нельзя, невозможно, не полагается, следует, должно. Например:
  Ехать мне тридцать первого, в субботу, необходимо (Цветаева).
- Беритесь-ка за лопату, - говорит Карпов.
- Всем надо браться, -усмехаюсь я (Окуджава).
Пойдем, зайдем в контору, если тебе нужно (Толстой).
Эти способы представления - агентивный и пациентивный - семантически не эквивалентны. Например, фраза Можно ли мне?, видимо, выражает просьбу разрешить нечто, а соответствующий ей номинативный вариант Могу ли я? является скорее риторическим вопросом о способности, вопросом, который субъект задает сам себе, что-то вроде 'смогу ли я?'. Номинативная фраза Я не могу предполагает, что причина невозможности кроется в самом субъекте, что эта невозможность у него врожденная или, на худой конец, приобретена им в результате каких-то собственных действий. Аналогично номинативная конструкция Я должен выражает необходимость, признаваемую самим субъектом и внутренне им осознанную, тогда как фразы с дативом типа Мне нужно, Мне надо, Мне необходимо все выражают необходимость, навязанную субъекту извне.
В следующей группе примеров предложения а. и б. относятся к личной, пропущенной через сознание субъекта возможности и пост-роены по номинативному типу, а остальные примеры указывают на внешние обстоятельства (в.) или чью-то волю (г. и д.) и построены по дативному образцу:
  а. Мне живется очень плохо, нас в одну комнату набито четыре человека, и я совсем не могу писать (Цветаева).
б. Была бы я в России, все было бы иначе, но России (звука) нет, есть буквы: СССР, не могу же я ехать в глухое, без гласных, в свистящую гущу (Цветаева).
в. Можно ли мне надеяться, дорогая Анна Антоновна, устроиться на эти деньги в Праге? (Цветаева).
г. Можно мне вас поцеловать, Софья Николаевна? (Л. Леонов, цитируется по Schob. 1973. 151).
д. Можно сесть возле вас? - спросил он наконец (Тургенев, цит. по Scholz 1973: 177).
Не думаю, однако, что личная номинативная модель семантически сложнее безличной дативной. Напротив, я полагаю, что как раз у предложений, построенных по безличной модели, в толковании имеется дополнительный по сравнению с личной семантический компонент 'не потому, что я это хочу'. Ср.:
  Я (им. пад.) должен =
я <непременно> сделаю это

Мне должно (устар.) =
я не могу думать:
'если я не хочу это, я не сделаю это'
я знаю, что <непременно> сделаю это

Мне необходимо =
я не могу думать:
'если я не хочу это, я не сделаю это'
я знаю, что я не могу не сделать это

Не могу =
я не могу

Мне невозможно =
я не могу думать:
'если я хочу это, я сделаю это'
я знаю, что я не могу не сделать это

Мне нельзя =
я не могу думать:
'если я хочу это, я сделаю это'
я знаю, что я не могу не сделать это
я знаю, что было бы плохо, если бы я сделал это

Мне надо =
Я не могу думать:
'если я не хочу это, я не сделаю это'
я знаю, что было бы плохо, если бы я не сделал это
Внешний по отношению к субъекту характер необходимости или невозможности, передаваемый дативно-инфинитинпой конструкцией, хорошо виден в предложениях с отрицательными местоимениями и местоименными выражениями (см. Rappaport 1986; Апресян, Иомдин 1989):
  некогда = 'я не могу, потому что нет времени, когда бы я смог (сделать это)';
негде =
'я не могу, потому что нет места, где бы я смог (сделать это)';
некуда = '
я не могу, потому что нет места, куда бы я смог (пойти)'.
Употребление такого рода выражений иллюстрируют следующие примеры:
  Просить мне не у кого (Цветаева).
Никуда не хожу, п. ч. нечего надеть, а купить не на что (Цветаева).
Знаете русское выражение: некогда о душе подумать (Цветаева).
Он ничего не говорит, потому что нечего ему сказать (Окуджава).
Важно подчеркнуть, что подобные предложения, субъект которых (в форме датива) представлен как не контролирующий происходящие события, в русском языке не только возможны, но и типичны; именно они в значительной степени определяют колорит подлинно русской речи. (Например, в знаменитом «слове к народу» А. Солженицына на трех страницах содержится около двадцати таких предложений и среди них само название обращения «Как нам обустроить Россию?».)
 
3. 1. 2 Инфинитивные конструкции без модальных слов
В русском языке имеется также очень много разнообразных инфинитивными конструкций, значение которых связано с модальными категориями необходимости и невозможности, но в состав которых не входят модальные слова, такие, как не могу, обязан, следует или должен.
В работе Boguslawski, Karolak (1970: 35) наличие предложений с этими конструкциями отнесено к числу главных особенностей русского языка. Вот одна из таких конструкций:

Не бывать Игорю на Руси святой...

Или еще один пример (А. Солженицын приветствует намечающиеся процессы дезинтеграции в Советском Союзе):

Все уже видят, что вместе нам не жить!

Ниже я остановлюсь еще на нескольких конструкциях подобного типа. Одни из них передают значение 'беспомощного хотения', другие - значение 'бессильного желания или неосознанного предчувствия', третьи - 'обязанности', четвертые говорят о бесплодных раскаяниях или сожалениях, пятые - о необходимости. Ниже предлагается краткий обзор всех таких конструкций, которые я разделила на четыре класса в соответствие с четырьмя модальными значениями: 'я хочу', 'было бы хорошо / плохо', 'мне следовало бы', 'я обязан <должен>'.
Этот и следующий за ним параграф (3.2), посвященный рефлексивным синтаксическим единицам, содержат анализ примерно двенадцати различных синтаксических конструкций со значением отсутствия контроля над событиями.
Читатель, который не хочет вдаваться во все тонкости и детали нашего анализа, может перейти непосредственно к разделу 3.3 и к последующему обсуждению того, как в синтаксисе естественного языка отражаются различные культурные позиции и оценки (некоторые примеры, взяты мной из работы Галкина-Федорук 1958).
  - 'Я ХОЧУ

(КТО-ТО) НЕ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ХОТЕЛ БЫ

Примеры:
Ни пройти ни проехать (Чехов).
Не догнать тебе бешеной тройки (Некрасов).
А ведь, действительно, вином пахнет...Только вина нам не пить. Оно в бочке. И пробка величиной с кулак (Окуджава).
Без всенародного голосования - этого не решить (Солженицын).
Да уже во многих окраинных республиках центробежные силы так разогнаны, что не остановить их без насилия и крови - да и не надо удерживать такой ценой! (Солженицын).

Структурная формула:
Отрицание (Neg) + Инфинитив агентивн. (+ Датив человеч.)

Толкование:
(кто-то) не может думать: 'если я хочу это, я сделаю это'
он не может сделать это

Комментарий:
На первый взгляд может показаться, что приведенные выше предложения неотличимы от дативно-инфинитивных построений, передающих смысл 'смирения перед судьбой'. Действительно, второй пример вне контекста вполне может пониматься, как выражающий 'покорность судьбе' ('тебе не было назначено судьбою догнать - когда-нибудь - этот экипаж лошадей'). Между тем первый пример такой интерпретации по.тгучить не может, на что указывает различие в структурах: конструкция со значением 'смирения перед судьбой' с обязательностью требует датива субъекта, в то время как в рассматриваемую здесь конструкцию этот падеж входит лишь как факультативный. Второе структурное различие у этих примеров связано с характером глагола: в дативно-инфинитивных предложениях 'смирения' глагол либо аген-тивный, либо нет (чаще неагентивный), а в предложениях, построенных по данной модели, глагол, как правило, аген-тивный. Наконец, третье различие касается времени описываемого события: в конструкции 'смирения' оно должно быть неопределенным (что часто передается итеративной формой глагола), тогда как в настоящей конструкции время события строго фиксированное, хотя нередко и задается контекстом (и, по сути дела, временной отрезок, который здесь, как правило, имеется в виду, это 'сейчас').
  ТО, ЧЕГО Я ХОЧУ, МОЖЕТ НЕ ПРОИЗОЙТИ

Примеры:
Быть первым, вольно одиноким!
И видеть, что близка мета,
И слышать отзвуком далеким
Удары ног и щелк хлыста! (Брюсов).

Структурная формула:
Инфинитив + экспрессивная интонация

Толкование:
- я хочу это: X случится со мной
я знаю, что я не могу думать: 'если я хочу это, это случится'
по причине этого я что-то чувствую
Комментарий:
В данной конструкции глагол не обязан быть агентивным и, фактически, таковым обычно не является. В конструкции нет места для датива или еще какого-нибудь субъекта или квазисубъекта, а интонация тут экспрессивная. Значение, передаваемое данной конструкцией, - это значение желания, не обязательно контрфактического, но и не безусловно реализуемого. Экспрессивная интонация (выступающая как необходимый составной элемент конструкции) показывает, что желание всегда сопровождается здесь некоторой эмоцией.
  - 'БЫЛО ВЫ ХОРОШО / ПЛОХО...

ЖЕЛАНИЯ ЧЕГО-ТО САМОМУ СЕБЕ

Примеры:
Сейчас бы покурить,.. (Окуджава) Закусить бы, - говорит Сашка (Окуджава).

Структурная формула:
Инфинитив + бы (- я / мы - Датив человеч.) + восклицательная интонация

Толкование:
было бы хорошо, если бы X могло случиться со мной (нами) я знаю, что я не мел у лумать: 'если я хочу это, это случится'

Комментарий:
Данная конструкция тесно связана с предыдущей, но отличается от нее в следующих двух отношениях. Во-первых, она содержит частицу- бы, указывающую на то, что статус желаемого положения дел рассматривается как чисто гипотетический. Во-вторых, в данной конструкции есть место для датива (мне/нам), тогда как в конструкции без частицы бы говорящий не может быть упомянут эксплицитно. По-видимому, если говорящие выражают страстное желание, это мешает им думать о себе как об отдельных элементах ситуации (ср. Langacker 1983: 136), однако если их желания и чувства не столь определенны, то они в состоянии размышлять о себе точно так же, как о других людях, возможно, с одной только разницей, что гипотетическое желание, касающееся нас самих, скорее всего сочетается с некоторой эмоцией, а гипотетическое желание, направленное на другое лицо, может быть бесстрастным (ср. со следующей конструкцией).
  ЖЕЛАНИЕ, НАПРАВЛЕННОЕ НА ДРУГОЕ ЛИЦО

Примеры:
Елена, тебе бы в министрах быть! (Фурманов).
Ну что вы сидите дома? Ехали бы на теплые воды. .(Толстой).

Структурная формула:
Датнв человеч. + бы + Инфинитив

Толкование:
было бы хорошо, если бы X случилось с лицом Y
я знаю, что я не могу лумать: 'поэтому X случится'
Комментарий:
В этой конструкции, которая может употребляться в самых разнообразных актах речи, говорящий представляет некое положение дел как желательное, хотя и не обязательно достижимое. Если высказывание направлено на собеседника и если положение дел, о котором идет речь, можно интерпретировать как реализуемое, то тогда такое высказывание можно, хотя это и не обязательно, рассматривать как совет. Интонация здесь может быть как экспрессивной, так и не экспрессивной, а эмоция не состав.ляет отдельного компонента толкования - смыслового инварианта всех речевых реализаций рассматриваемой конструкции.
  ОПАСЕНИЕ

Примеры:
Часы коммунизма - свое отбили, но бетонная постройка его еще не рухнула. И как бы нам, вместо освобождения, не расплющиться под его развалинами (Солженицын).
- Поезд в три? - спросил немец. - Как бы не опоздать (Толстой).
Безобразно дрожали руки.
«Стакан бы не выронить»... (Довлатов).

Структурная формула:
Отрицание + Инфинитив + бы (+ Датив человеч.)

Толкование:
было бы плохо, если бы X случилось со мной поэтому я хочу что-то сделать
я знаю, что я не могу думать: 'если не хочу этого, это не случится' поэтому я чувствую что-то

Комментарий:
Употребляя данную конструкцию, говорящий рассматривает гипотетическую ситуацию, которая была бы для него плохой, и выражает опасение, что эта плохая для него ситуация может возникнуть. Кроме того, как указывала еще Гал-кина-Федорук (1958: 228), подобного рода предложения выражают желание говорящего сделать что-нибудь, чтобы по-мешать наступлению этой неприятной ситуаций.
  - 'МНЕ СЛЕДОВАЛО БЫ'

ТЕКУЩИЕ ОБЯЗАННОСТИ

Примеры:
Может быть, мне вернуться, товарищ младший лейтенант? (Окуджава).
Пора идти нам с тобой. Хватятся тебя (Окуджава).
Ну, барин, обедать! (Толстой).
- Завтракать, барин, - сказал старик.
- Разве пора ? Ну, завтракать (Толстой).
Не «гордиться» нам; не протягивать лапы к чужим жизням - а осознать свой народ в провале измождающей болезни, и молиться, чтобы послал нам Бог выздороветь, и разум действий для того (Солженицын).

Структурная формула:
(Ну) Инфинитив агентивный (Датив человеч.)

Толкование:
я обязан сделать X <сейчас> (если я это не сделаю,будет плохо)
я не могу думать: 'если я не хочу этого, я не сделаю это'
я сделаю это

Комментарий:
Как показывают приведенные выше примеры, изолированный инфинитив агентивных глаголов может также использоваться для указания на то, что некоторое лицо обязано нечто сделать и для побуждения некоторого лица (обычно того же самого) к выполнению своих обязанностей. Трудно понять, если оставить в стороне интонационные различия, как отличить предложения с инфинитивом обязанности ('обязан') от предложений с инфинитивом команды. Впрочем, кажется, что инфинитивы команды в действительности не сочетаются с адвербиальными зависимыми, в особенности с препозитивными, в то время как инфинитивы обязанности крайне редко, если когда-либо вообще, выступают в предложениях без каких-то зависимых и, в сущности, отдают предпочтение единицам препозитивным. К этому можно было бы добавить, что инфинитивы обязанности обычно имеют референцию к говорящему, и даже в тех случаях, когда они соотносятся с адресатом, все равно обязанность, по всей видимости, затрагивает также и говорящего. Часто подобного рода высказывания начинаются с предикатива пора или частицы ну, побуждающих говорящего/адресата к действию, и передающих сообщение о том, что настало время что-то сделать и что для этого нужно начать шевелиться. Тем самым идея 'обязанности' в них сочетается с идеей 'побуждения' ('давай' или 'давай я').
  "НЕ ИЗВЕСТНО, что СЛЕДУЕТ ДЕЛАТЬ или КАК

Примеры:
Но что делать? что делать? - с отчаянием говорил он себе и не находил ответа (Толстой).
Что мне было делать? Как подать ей помощь? (Пушкин).
Не уйти ли?... Не подождать ли еще? (Достоевский).

Структурная формула:
Q + (Интонация специального вопроса) (Датив человеч.) Инфинитив агентивный

Толкование:
Мне следует сделать что-то (если я чего-то не сделаю, будет плохо)
я не могу думать: 'если я не хочу этого, я не сделаю это'
я не знаю, что мне следует сделать
Комментарий:
В предложениях такого типа говорящий сообщает, что не знает, что ему нужно <с> делать или как (где «как» включает в себя также когда, где и др.). Очень часто такие вопросы бывают риторическими и передают смысл вроде тючему я должен?'. Например:

Может быть, все это хорошо; но мне-то зачем заботиться об учреждении пунктов медицинских, которыми я никогда не пользуюсь? (Толстой).

  - 'МНЕ НЕОБХОДИМО'

НАСУЩНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

Примеры:
Пусть Аля не обижается, что не пишу ей сегодня отдельно, сейчас купать Мура, готовиться к завтрашнему иждивению, мыть голову, писать С. письмо - так, до глубокой ночи. Сплю не больше пяти часов вот уже полгода (Цветаева).
Нам ехать-то всего сорок километров (Окуджава). Мне ведь уезжать, - говорю я, ты скажи, напишешь мне?(Окуджава).
Ты не пей много, Федосеев, говорит Карпов, - тебе машину вести (Окуджава).

Структурная формула:
(Датив человеч.) Инфинитив агентивный

Толкование:
X делает / сделает Y
X не может думать: 'если я не хочу этою я не сделаю это'

Комментарий:
Мы уже раньше видели, что инфинитивы агентивны.ч глаголов могут передавать значение текущей обязанности ('я/ты обязан сделать X; пора делать X'). Предложения рассматриваемого здесь типа передают похожее значение, но подразумевают еще меньшую степень контроля над событиями. По существу различие между первыми и вторыми определяется разницей в смыслах между 'мне следует (я обязан)' и 'мне необходимо (я должен)'. Поскольку обе конструкции имеют одну и ту же синтаксическую (структурную) формулу, можно было бы считать, что они в действительности образуют один класс. Тем не менее я полагаю, что есть много достаточно убедительных доводов в пользу того, чтобы рассматривать эти конструкции как представляющие отдельные самостоятельные типы.
Во-первых, предложения обязанностиобычно начинаются с побудительной частицы ну (или с другого аналогичного языкового элемента) и побуждают к действию, между тем как предложения необходимости не имеют такого «побудительного» значения. Во-вторых, значение 'обязан', но не 'необходимо', очевидным образом содержится в вопросительных предложениях с дательным падежом субъекта, таких, как, например, Что мне делать? Отсюда следует, что, по крайней мере некоторые предложения обязанности должны быть отделены от предложений необходимости. В-третьих, отрицательные предложения с дативом субъекта, такие, как Ни пройти пи проехать 'нельзя пройти', очевидно означают, что некую вещь невозможно сделать, а не го, чтобы ее не нужно было делать. Этот факт является еще одним свидетельством того, что смысл 'обязан' следует признать отдельным грамматическим значением русского языка, а не просто считать его контекстно обусловленным вариантом некоторого, точно не определенного, модального значения.
Любопытен n этой связи пример двух стоящих рядом предложений, инфинитивные предикаты которых имеют явно разные модальные значения:
  Все уже видят, что вместе нам не жить ('не можем', 'невозможно'). Так и не тянуть взаимное обременение ('не следует', 'не должны') (Солженицын)
 
3.2. Рефлексивные конструкции.
  НЕСПОСОБНОСТЬ СДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ХОЧЕТСЯ

Примеры:
Не спится ей в постели новой (Пушкин).
О здешней жизни уже не пишется, я уже еду (Цветаева).

Структурная формула:
Отрицание Глагол - Зл.ед.ч.(Ср. род)Рефл.(Датив человеч.)

Толкование:
X хочет сделать Y
(не потому, что X хочет, чтобы что-то случилось с чем-то другим)
поэтому X делает что-то
X думает что-то вроде этого:
я чувствую, что я не могу сделать это
я не мог бы сказать почему
не потому, что я не хочу этого

Комментарий:
В этой конструкции лицо, обозначаемое существительным в дательном падеже (которое, в случае, когда лицом является говорящий, может опускаться), представлено как экспериенцер, который по каким-то малопонятным психологическим причинам неспособен сделать то, что хочет <сделать>. Чаще всего предполагаемые для этого действия сами по себе не составляют особой сложности и фактически заключаются в том, чтобы поддерживать некоторое состояние (например, чтобы сидеть, лежать или спать, ср. Апресян, Иомдин 1989: 86). Глагол здесь должен быть непереходным или должен употребляться как непереходный, а неспособность экспери-енцера, как она гут представлена, может быть отнесена всецело на счет его внутреннего состояния (как правило, настроения) и никак не связана с целевым объектом, если таковой имеется. Например:
  Мне сегодня не читается. = 'Почему-то я чувствую, что я не могу сегодня читать'.
Мне сегодня не читается книги / книгу.

НЕПОСТИЖИМАЯ СПОСОБНОСТЬ ДЕЛАТЬ ЧТО-ТО ХОРОШО

Примеры:
- Писалось тебе?
- Чудесно писалось (Вересаев)

Структурная формула:
Глагол агентипный 3л.ед.ч. (Ср. род) Рефл. Датив человеч. Наречие ('хорошо')

Толкование:
X <сейчас> делает что-то
не потому, что X хочет, чтобы что-то случилось с чем-то еще
X думает что-то вроде этого:
я чувствую, что могу <с>делать это хорошо
я не могу сказать почему
это не потому, что я хочу это
Комментарий:
В рассматриваемой конструкции человек представлен как лицо, которое, делая нечто, по какой-то непонятной причине не испытывает при этом никаких затруднений. Агенс чувствует, что предпринятая им деятельность протекает гладко ('хорошо'), но, сколь бы рад он этому ни был, заслуги его в этом нет, так как успех достигается не в результате затраченных им самим усилий, а скорее благодаря действию каких-то непостижимых сил. Ср.:
  Мне чудесно писалось. - 'Я чувствовал, что мое писание шло исключительно хорошо; я не знаю почему'.
*Мне чудесно писалось статью.
Внешняя цель тут семантически не исключается, но ее нельзя ни упомянуть, ни выделить еще каким-то иным способом, поскольку сама конструкция предназначена для описания субъективных сторон конкретной ситуации. В данном случае реальное положение дел соответствует желаемому, однако подчеркивается здесь как раз имеющееся у экспериенцера ощущение того, что между этими положениями дел нет причинно-следственной связи.
 
НЕПРЕДНАМЕРЕННЫЕ МЕНТАЛЬНЫЕ АКТЫ

Примеры:
Ему хотелось слышать звук ее голоса (Толстой).
Все новости - при встрече. Теперь уже мало осталось, хотя и
самой нe верится (Цветаева).
Помнится, уложила (как сокровище) именно в сундук, но память
податлива, и у меня тождественна воображению, потому
раньше посмотрите в книгах (I Цветаева).
Сегодня мне вспомнилась Прага сады (Цветаева).

Структурная формула:
Датив человеч. Глагол ментальный - 3л.ед.ч.(Ср. род) Рефл.

Толкование:
Мне не верится (ср. с Я не верю) =
что-то во мне говорит: я не верю в это
не потому, что я хочу это
я не хочу сказать: я не верю в это

Мне хочется (ср. с Я хочу) =
что-то во мне говорит: я хочу это
не потому, что я хочу это
я не хочу сказать: я хочу что

Мне помнится (ср. с Я помню) =
что-то во мне говорит: я помню X
не потому, что я хочу это
я не хочу сказать: я помню X

Комментарий:
В английском языке оказываются противопоставленными контролируемое осознанное и неконтролируемое неосознанное (неволитивное) думание, а также осознанное думание и чувство, за которое говорящий не несет никакой ответственности:
  а. I think/believe/recall... 'Я думаю/верю (полагаю)/всноминаю'...
б. It occured to me... 'Мне пришло в голову...'
It seemed to me...'Мне <по>казалось..Л
Между тем, «дативная» модель имеет в английском весьма узкую сферу применимости, и нельзя, например, сказать
  It believes / doesn't believe to me...
В русском же языке дативная модель является достаточно продуктивной: именно таким способом русские очень часто рассказывают о событиях своей ментальной жизни, подразумевая при этом, что эти события просто «случаются» в их умах и что они не несут за них ответственности.
По-видимому, дативная модель является семантически отмеченной по отношению к номинативной. Номинативная форма представления обычно предполагает ответственность субъекта за ментальные действия, но действия эти не обязательно должны быть преднамеренными ('я думаю/верю и т. д., потому что хочу'). В то же время дативная схема эксплицитно отрицает подобную ответственность: мысль, акт веры или иное ментальное состояние или событие прсдставлены как возникающие в наших головах спонтанно, причем мы не ощущаем себя связанными по отношению к ним какими-то обязательствами. Так. например, я могу знать, что скоро уезжаю, но все же сказать не верится, то есть, 'что-то во мне говорит: я в это не верю'.
Самое важное русское выражение такого рода - это чрезвычайно широко употребляемое хочется / не хочется. Индекс его частоты по словарю Засорина 1977, имеющему корпус в миллион слов, составляет 247, тогда как у его ближайшего английского эквивалента, книжного и высокого по стилю английского глагола desire этот индекс всего 41 (Kucera, Francis 1967). Несоответствие этих цифр становится еще более разительным, если вспомнить, что desire является почти точным переводом русского глагола желать с частотой 185 (частоты хотеть и want, соответственно, 1295 и 573). Правда, русское хочется можно иногда перевести на английский выражением feel like, однако сфера употребляемости последнего намного уже и синтаксически ограничена предложениями, описывающими действия субъекта ('X хочет (feels like) <с>делать Y). Напротив, хочется может выражать страстное, неконтролируемое желание наступления некоторого события, которое бы произошло, например, с другими людьми, о чем свидетельствует следующий отрывок:
  - А ты уж думаешь, что он нынче сделает предложение? - прибавил он, помолчав.
- И думаю, и нет. Только мне ужасно хочется (Толстой).
Следовательно, семантически хочется ближе стоит к desire, чем к feel like, хотя оно гораздо более разговорное. В английском языке просто нет идиоматичного и точного способа выражения этого понятия.
Как указывает Яринцов (Jarintzov 1916: 121), слово хочется «передает неопределенное желание чего-то, как бы управляемого извне некоей силой». Она правильно отмечала, что предложения с этим словом «стоят в одном ряду с многочисленными языковыми единицами, использующимися в повседневной речи и выражающими подсознательное не-преднамерешюе желание, какого бы рода оно ни было. Хочется любви - подобные предложения часто встречаются в стихах и песнях».

3.3. Русский язык в противоположность английскому
Мы уже видели, что русская грамматика изобилует конструкциями, в которых действительный мир предстает как противопоставленный человеческим желаниям и волевым устремлениям или как, по крайней мере, независимый от них. В английском же языке таких единиц крайне мало, если вообще есть. Зато в английской грамматике имеется большое число конструкций, где каузация позитивно связана с человеческой волей. Особенно отчетливо прослеживается взаимодействие каузации и воли в конструкциях типа
  X made Y V int ('интенциональный')-инфинитив.
(например. X made Y wash the dishes 'X заставил Y вымыть тарелки).

X had Y V int-инфинитив
(например, X had Y wash the dishes букв. 'X сделал так, чтобы Y вымыл тарелки').

X had X's Z V int "-ed"-форма
(например, X had her boots mended букв. 'X сделал так, чтобы ее сапоги починили').

X had Y V non-int ('неинтенциональный') "-ing"-форма
(например, X had Y crying букв. 'X сделал так, чтобы Y заплакал').

X had Y V int -ing-форма
(например, X had Y staying with her букв. 'X сделал так, чтобы Y осталась у нее').

X got Y to V int -инфинитив
(например, X got Y to wash the dishes букв. 'X убедил (заставил, уговорил) Y вымыть тарелки').

X got Y Adj
(например, X got Y furious 'X привел Y в ярость').

X V int -ed-форма Y into doing Z
(например, X talked / tricked Y into doing Z 'X уговорил/хитростью уговорил Y сделать Z').

X V aspect ('видовой') -cd-форма Y V -ing-форма
(например, X kept Y waiting 'X заставил Y ждать').
Мы могли бы добавить, что для английского языка, видимо, чрезвычайно характерны - не только в сравнении с другими европейскими языками, но и относительно всех языков мира вообще - подчеркнутый акцент на каузальных отношениях и повышенное внимание к различным стратегиям взаимодействия между людьми.
На первый взгляд попытка интерпретации подобных расхождений между языками путем обращения к другим аспектам культуры и общества может показаться глупой. Однако, если речь идет о лексике, го здесь колебания едва ли будут уместны. Самоочевидным считается тот факт, что в области культурно значимых объектов и концептов языки обладают особенно богатым словарным запасом. Как отмечает Кеннет Хейл (цит. по Dixon 1980:108), «естественно искать следы культурного развития и совершенствования в лексических структурах языка». Присоединяясь к этому бесспорно справедливому суждению, я бы, однако, дополнила его, сказав, что «культурное развитие» отражается не только в лексических, но и в грамматических структурах. Сам Хейл обращается прежде всего к терминам родства и связывает расцвет «буйной, полной жизни номенклатуры родства» в австралийском языке варлпири с той важной ролью, которую играет «алгебра родства» в социуме народа варлпири.
Впрочем, родственные отношения занимают важное место не только в словарях языков аборигенов Австралии, но и в их грамматиках. (См., например, Hale 1966; Dench 1982 и 1987; Heath, Merlan, Rumscy 1982.) Вообще говоря, участки, которые Хейл называет областями «культурного развития», а Диксон (Dixon 1980:103) - «областями семантической спецификации», расположены не только на границе между словарем и грамматикой; они пронизывают весь язык насквозь. Хотя этого, быть может, нельзя утверждать о физических объектах или о характеристиках окружающей среды (верблюдал, северные олени, снег-, песок, рис и др.), но применительно к понятийным полям особой культурной значимости, я думаю, сказанное безусловно справедливо. Развитие лексики для различных понятийных полей, как нам представляется, фактически часто идет параллельно с развитием грамматики. Термины родства в языках Австралии это один такой пример; явно ощущаемое наличие тесных связей между волей и каузацией, как те отражаются в словаре и грамматике английского языка, - другой; наконец, отчетливо наблюдаемое отсутствие таких связей в грамматике и словаре русского языка - третий.
В заключение обратимся еще к одному примеру, проясняющему, на наш взгляд, обсуждаемое здесь различие между русским и английским языками:
  а. Не succeeded - букв. 'Он преуспел <в этом>'.
Не failed - букв. 'Он не преуспел <в зтом>'.
б. Ему это удалось.
Ему это не удалось.
Английская номинативная конструкция а. перелагает часть ответственности за успех или неуспех некоторого предприятия на лицо, которое его затевает, в то время как русская дативная конструкция б. полностью освобождает действующее лицо от какой бы то ни было ответственности за конечный результат (какие бы вещи с нами ни происходили, хорошие или плохие, они не являются результатом наших собственных действий). В русском языке нет средств, чтобы идиоматичным способом передать точное значение предложения а., тогда как в английском отсутствуют идиоматичные средства для точного выражения значения б. Данный факт представляет собой резюмирующий итог описания различий в этнофилософиях, отраженных в этих языках.
                         
Анна Вежбицкая Русский язык   1 2 3 4 5 6 Библиография        

Poetica

Совсем недорого кухни на заказ москва для всех клиентов. . На сайте www.sibsosna.ru пиломатериалы из лиственницы для наружной отделки.
Используются технологии uCoz