ВВЕДЕНИЕ

Предлагаемая книга выросла на материале двух авторских исследований. Первое — ведущееся в течение многих лет полевое изучение устной народной традиции в конфессиональной среде, в основном в среде русского старообрядчества. Второе — работа по созданию словаря-тезауруса языка русского фольклора. Казалось бы, что обе работы самостоятельны и нет смысла соединять их; в одну книгу. Однако с самого начала между ними существовала связь. В полевых исследованиях ставилась цель описать традиционные тексты устно-письменной природы, главным образом духовные стихи, и современной народной культуре. Эта же область народной поэзии стала главным материалом при разработке словаря, причем тезаурус языка духовных стихов строился в большой степени на текстах, полученных в экспедициях. Первая часть книги описывает жизнь текстов в культуре, вторая — через тезаурус — жизнь слова в тексте, или, иначе, в книге описываются тексты в мире и мир в тексте.

Однако не только материал объединяет оба раздела книги. Важен подход, который сказался на выработке концептуального аппарата, приложимого к книге в целом. И для первой, и для второй части существенными оказались понятия устной народной культуры, народного менталитета, или народного сознания, языковой личности, и частности коллективной языковой личности, языкового сознания и самосознания, речевого поведения, тезауруса, языкового стереотипа, народной аксиологии, или ценностной картины мира.

Автор относит свою работу к сфере этнолингвистики, главная задача которой — описание народного менталитета через язык и тексты народной культуры. Здесь неизменно значимыми были работы по этнолингвистике, ведущиеся под руководством Н.И. Толстого. Лингвосемиотический подход к явлениям культуры, детальная разработка методики полевых исследований, словарный способ представления научных результатов — все это было образцом, с которым автор соотносил свои собственные исследования и в поле, и за письменным столом.

Большая часть полевых работ была осуществлена в рамках комплексных археографических экспедиций МГУ под руководством И.В. Поздеевой. Именно в этих экспедициях автору посчастливилось наблюдать, как до сих пор в сознании людей продолжают жить представления переломного для истории Руси времени — середины XVII в., эпохи церковного раскола; представления, определяющие восприятие жизни, священных книг и культурных текстов, живущих в устной и письменной традиции, церковных и светских напевов и, конечно, сердцевины культуры — языка.

Каждая из частей книги представляет своеобразное введение в целые циклы исследований. В первой части проблема взаимодействия устных и письменных форм в народной культуре, осознания своих традиционных текстов ставится на материале разных локальных культур, каждая из которых достойна отдельного монографического описания. Полевые исследования в Приуралье и на СреднейВолге в среде старообрядцев поморского согласия показали, как могут способствовать сохранению традиций внутриконфсссиональные противостояния; наблюдения над взаимоотношениями коренных жителей Полесья — полешуков и старообрядцев Ветки—Стародуба дали обильный материал для размышления о видах лингвокультурных контактов; закавказские духоборцы продемонстрировали поразительные образцы коллективной устной памяти, сохранившей множество текстов религиозного и светского фольклора.

Вторая часть книги — изложение принципов описания языке фольклора и демонстрация возможностей такого описания — вводит в работу над словарем — работу, выполнить которую в полном объеме под силу только большому коллективу. Книга имеет и третью часть — Приложение, состоящее из двух разделов.

Весьма существенно, что основная масса материала, используемая в книге, была собрана в экспедициях последних пятнадцати лет. Это значит, что речь идет о пока еще живой культуре, носителями которой являются люди старшего поколения.

Одна из информанток, характеризуя современное состояние старообрядчества, сказала: "Раньше была культура, теперь — мода". Эта хлесткая характеристика емка и точна: мощная культурная традиция, определявшая стиль жизни, уступает место непрочным, недолговременным, сиюминутным тенденциям, легко сменяющим друг друга, будь то имена, одежда, песни и сам образ жизни и мыслей. Характерен ответ одной старообрядки на мое замечание о том, как много пословиц, загадок, стихов знает ее соседка: "А как же! Она ведь втупорушняя!" И еще одно, многократно повторяемое: "Все истекает у нас ныне... Старики-то помрут, как дальше будет?".

Пытаясь решить научные проблемы языкового сознания в народной культуре, автор постоянно помнил об этих словах, выражающие сегодняшнее культурное самосознание народа; передать его, а также языковую сопричастность описываемой культуры всем нам было одним из главных мотивов, подвигнувших автора на написание этой книги.

Предыдущая    В начало    Следующая

Оборудование для автосервиса как выбрать программу для автосервиса. . Б-170 со склада
Используются технологии uCoz